Опрос

Подходит ли Селена Гомес Джастину ?

Верь мне. Ты просто верь (часть третья)

(3 ноября, день рождения Деметры)

Солнце беспощадно светило мне в глаза, тем самым заставляя проснуться. Плюс ещё и музыка где-то играла, такая медленная и красивая, кто-то видимо запустил Зайцев нет. Это вторая причина, из-за чего я проснулась.
— Какого чёрта? — пробурчала я и медленно открыла глаза. И тут же боковым зрением заметила, что в комнате что-то не так.
Я резко села на кровати, и моему взору открылось нечто красивое. Вся комната была украшена шариками разных цветов. Казалось, не было ни одного уголка, где не было бы шариков.
— Боже, когда они успели?! — воскликнула я радостно, наконец-то вспомнив, что сегодня мой день рождения. Я даже забыла о том, что где-то под кроватью валялось злополучное кольцо. Но сейчас было не до него.
 
Я быстро выскочила из кровати и, не надев тапочки, выбежала из комнаты в одной ночнушке. И сразу же у меня вырвалось громкое "Вау!", потому что за пределами комнаты шариков было не меньше, а казалось даже больше. А музыка доносилась откуда-то снизу.
— А вот и наша малышка проснулась, — весело произнесла Шейла, которую я даже не заметила. Она стояла внизу, возле лестницы и улыбалась. 
— Шейла! — завопила я и, сломя голову, бросилась к ней. 
— С днём рождения, детка! — обняв меня, сказала тётя.
— Господи, господи! Спасибо! — завопила я. — Тут так красиво! Просто замечательно!
— Я узнаю, свою малышку! Вот она, та весёлая, жизнерадостная Деметра, которую я всегда знала, — улыбнулась она. — Подарки будут потом, когда мы поедем на вечеринку. Так что тебе придётся немного потерпеть.
 
Но я уже не слушала её. Позади стоял Бартон и нагло ухмылялся.
— Что это ты ухмыляешься?
— Не хочешь обнять своего дядю? — не менее нагло воскликнул он.
— Над этим стоит подумать, — я сделала умное лицо, но тут же рассмеялась.
— Ну раз так, то с днём рождения! — закричал он.
— Ааа! — закричала я ещё громче и бросилась к нему.
Он схватил меня на руки и закружил. Так, как и всегда делал. А я, обхватив руками его шею, чтобы не упасть, только смеялась.
— Бартон, у неё голова закружится! — я услышала возмущённый крик Шейлы.
 
Но он и не думал остановиться, а только закружил меня ещё сильнее, отчего я зажмурила глаза.
— Хватит, хватит! Если не хочешь, чтобы меня стошнило прям на тебя, тогда отпусти! — крикнула я.
И тут я почувствовала под собой твердый пол.
— Блин! — воскликнула я, держась одной рукой за голову и немного пошатываясь, но улыбаясь.
— С ума сошёл что ли?! — накинулась на него Шейла. — Деми, ты в порядке?
— В полном. Всё супер, — ответила я.
— Шёл бы лучше делом заниматься, — не унималась она.
И Бартон с лёгким хихиканьем удалился.
— Деми, нам пора собираться. Ты как? Голова не кружится?
— Нет, я уже в норме, — придя в себя, ответила я.
— Тогда иди в душ, но долго там не задерживайся. Времени не так уж и много. Хорошо, что ты пораньше встала. Я ещё тебе причёску буду делать и макияж.
— Да, хорошо. Я быстро.
 
Я побежала по лестнице, и оказавшись в ванной, сбросила свою лёгкую ночнушку и залезла в душ. Постояв минут десять под холодными бодрящими струями воды, я завернувшись в махровое полотенце вышла из ванной.
— Шейла? — позвала я. — Бартон?
 
Но никто не откликнулся.
Я спустилась вниз, шлёпая босыми ногами по идеально чистому полу. Заметив возле дома незнакомый джип, я с нетерпением выглянула в окно. Возле него стоял Кристиан и разговаривал с Шейлой и Бартоном. На нём был чёрный смокинг с бабочкой и лакированные туфли. Заметив меня, он испуганно бросил взгляд на машину, у которой кстати были затонированы окна, потом слегка улыбнулся мне, помахал рукой, сел в в нёе, кстати не на водительское сиденье, и машина уехала.
— Ты уже всё? — спросила Шейла, заходя вслед за Бартоном в дом. — Что ты забыла возле окна? Нечего подсматривать.
 
У меня в голове сразу образовалась куча вопросов, которые я немедленно начала задавать.
— А зачем Крис приезжал?
— Это не важно, Деми.
— Почему он не зашёл?
— Потому что он приезжал по делам. Вы всё равно увидитесь с ним на празднике.
— Какие у него могут быть дела с вами? А тем более без меня? И кстати чья это машина? И почему там тонированные стёкла?
— А не слишком ли много вопросов, Демс?
— Он помахал рукой и сразу уехал. Что всё это значит?
— Это значит, что именинница слишком любопытная. Всему своё время.
— Не понимаю... — произнесла я в недоумении.
— И не стоит, малышка.
— Я уже не малышка! — возмутилась я, едва сдерживая улыбку. — Мне уже девятнадцать!
— Идем, — улыбнулась Шейла. — Пора готовить тебя к празднику.
— Ты такая красивая, — сказала я Шейле, только что заметив, что свои волосы она уже уложила.
— На меня никто смотреть не будет! В центре внимания будешь только ты! Заходи, — она открыла дверь своей комнаты.
Я прошла к большому зеркалу и села на стул.
— Нет, нет, Деми! — воскликнула Шейла, и я вопросительно подняла бровь. — Ты увидишь результат, только после того, как я всё сделаю. Я не дам подсматривать.
 
И отвернув стул в противоположную сторону, она принялась за работу. Она наводила блеск на каждую клеточку моего лица. А когда макияж был готов, она принялась за причёску. Сделав много кудряшек, она взяла передние пряди и скрепила их чуть выше затылка. Спустя сорок минут молчания и кропотливой работы Шейла заговорила.
— Я подумала, что если мы не заколем волосы, они будут падать на глаза. Ну, кажется, всё готово, — она повернула мой стул, и я, взглянув в зеркало, негромко ахнула.
 
На меня властным взглядом смотрела девушка. Она несомненно была красива. Утончённое смуглое лицо в обрамлении длинных волос было совершенно неподвижным. Сперва я даже не узнала в ней себя.
— Тебе нравится? — спросила Шейла голосом маленького ребёнка, которому не дали конфету.
— Шейла... — я не находила слов. — Просто офигеть! Супер!
— Я рада! — воскликнула она. — А теперь бегом в комнату одеваться. Тебе помочь?
— Не стоит, я сама справлюсь.
 
Когда я была полностью готова, мы наконец-то вышли из дома и направились к машине, где нас уже ждал Бартон.
— Демс, восторг! — воскликнул он, выскакивая из машины и открывая передо мной дверцу.
— Спасибо, — ответила я, зардевшись.
— Ты готова, Деми? — спросила Шейла, когда мы уже сидели в машине.
Я выдохнула и с уверенностью ответила:
— Да, вполне.
— Ну тогда вперёд! Поехали, Бартон.
 
Всё время, пока мы ехали, я не смотрела в окно, думала о чём-то своём. Абсолютно бесполезные мысли. И вдруг я прислушалась и поняла, что где-то рядом играет музыка. И по мере того, как мы едем, играет она всё громче и громче. Моё сердце забилось с неистовой силой. Я, широко распахнув глаза, повернула голову и взглянула в окно.
 
И вон он. Наш дом. Украшен просто безупречно. У меня моментально от восторга перехватило дыхание. Боже, а сколько там народу!
Когда мы подъехали к дому, я поняла, что уже большинство взглядов были обращены на нашу машину.
— Твой выход, Деметра, — весело произнесла Шейла.
Бартон, заглушив машину, подскочил ко мне и открыл передо мной дверцу. Я неспеша вышла, и гости сразу же громко зааплодировали. Я неловко заулыбалась и увидела, что по дорожке ко мне направляется улыбающийся папа с Кайлой. Я невольно закрыла рот ладонями, чтобы не завизжать: настолько мне понравилась атмосфера праздника.
— Ну, с днём рождения, малышка моя родная! — воскликнул папа, и я сразу же кинулась к нему.
— Папочка! — закричала я, обвивая его шею руками. Аплодисменты не умолкали, а казалось становились ещё громче. — Ты просто чудо!
— Деми, солнышко, с днём рождения! — воскликнула Кайла, как только я отпустила папу.
— Господи, спасибо вам! — воскликнула я и обняла её.
— У нас тут парочка фотографив на территории, так что не пугайся внезапных вспышек. И несколько охранников, чтобы сюда не проникли нежелательные гости, — предупредил папа. — Идём, тебя ждёт много сюрпризов.
 
Я последовала за ним, держа его под руку. Рядом шла Кайла. Тут я заметила среди гостей небольшую толпу из четырёх девушек. Их взгляды были обращены ко мне. Девушки улыбались.
— Пап! — воскликнула я. — Там мои одноклассницы, я подойду к ним!
— Конечно иди, дорогая! Но скоро будет сюрприз, так что я жду тебя!
— Хорошо! — ответила я и поспешила к подругам.
— Деметра! — закричали они.
— Алиша! Кристен! — радостно воскликнула я и, подбежав, бросилась им на шею.
— С днём рождения, Деми! Боже, ты так изменилась! Тебя не узнать! — кричали они наперебой.
Рядом стояли ещё две мои подруги.
— Кортни, Дарси, я так рада вам! — воскликнула я и обняла каждую по очереди.
— С днём рождения, дорогая! Мы тоже безумно рады тебя видеть!
 
Эмоции буквально переполняли меня. Мышцы лица сводило от того, что я не переставала улыбаться.
— Наши подарки стоят вместе со всеми! — весело произнесла Кристен своим тонким задорным голосом. — Они подписаны! Не забудь их открыть!
— Со всеми? — переспросила я. — А их много?
— Конечно! Вон они! — она указала куда-то рукой.
 
Я тотчас обернулась, и моя челюсть буквально рухнула на землю.
Неподалёку стоял небольшой круглый подиум, украшенный красивыми розовыми лентами, а на нём лежало неимоверное количество подарков разных размеров.
— Это всё мне?! — еле произнесла я, не веря своим глазам.
— Конечно тебе! — засмеялась Алиша. — Всё-таки именинница сегодня именно ты.
— Вот чёрт! Я просто физически не смогу их все открыть!
— Придётся постараться! — ехидно засмеялась Кортни.
— Как жизнь, Деми? — спросила Дарси. — Мы не слышали о тебе ничего с тех пор, как ты два года назад бесследно исчезла.
 
Я на мгновение задумалась.
— Это всё так сложно, — ответила я тихо.
— Ты вроде бы встречалась с самим Джастином Бибером, — осторожно продолжала подруга. В сердце неприятно кольнуло. — В интернете писали, что вы расстались. Но я не верила.
— Мы уже не вместе, — спокойно ответила я. — Я о нём ничего не знаю.
— Так, всё, лица повеселее, — властно воскликнула Алиша. — Сегодня вообще-то праздник!
 
Вдруг неожиданно из огромных колонок я услышала чей-то голос. Обернувшись на него, я заметила, что это папа стоял перед гостями с микрофоном в руках.
— Дамы и господа! — воскликнул он.
Честно говоря, я не привыкла слышать от него такие официальные слова, и поэтому меня прям-таки распирало от смеха.
Он задумался слегка и продолжил говорить:
— Когда сегодня утром я зашёл в комнату Деметры, я увидел, как она мирно спит, и пообещал себе, что этот день она запомнит на всю свою жизнь. Сегодня моей единственной дочери, моей малышке девятнадцать. Хотя нет, она уже давно не малышка. Но для меня она навсегда останется маленькой девчушкой по имени Деми. Деметра, иди сюда! — попросил он, устремив свой взгляд на меня. Мои глаза предательски наполнились слезами.
— Деми, иди, — прошептала Кристен и слегка подтолкнула меня.
И я, вытирая слёзы на ходу, двинулась к папе. Я шла под бурные овации гостей, и когда я оказалась рядом с папой, он тихо мне сказал:
— Я люблю тебя. С днём рождения, доченька.
И тут я не смогла удержать слёз.
— Пап, — захныкала я, уткнувшись носом в его рубашку и заливая слезами.
— Но это ещё не всё, — продолжал он говорить в микрофон, одной рукой придерживая меня за спину. — У моей уже большой девочки должен быть большой подарок.
С этими словами он вручил мне небольшую коробочку белого цвета, перетянутую красивым бантом.
— Открой, — попросил он с улыбкой. — Это тебе понравится.
 
Я, вытерев слёзы, дрожащими руками развязала бантик и поскорее открыла подарок. Мое сердце дрогнуло, я чуть не потеряла сознание. Внутри лежал маленький брелок с кнопочками и два ключа.
— Пап, но ведь это же... Это от машины?! — взвизгнула я пронзительно, на что все гости снова захлопали. Засверкали вспышки фотоаппаратов.
— Посмотри туда, Деми! — воскликнул папа и указал куда-то рукой.
Я поскорее обернулась, и моему взору открылась красивая белая машина, с которой только что упала шёлковистая ткань. Fisker Karma.
— Пап! — завизжала я. — Господи!
И с этими словами я рванула к своему подарку, даже забыв о том, что мне ещё предстоит научиться водить и сдать на права.
— Чёрт, какая она красивая! — воскликнула я, прикоснувшись рукой к своей машине и ощутив на ладони холодный металл. — Но ведь я не умею водить!
— Научишься, Деми, — подойдя, ласково ответил папа и чмокнул в макушку. — Тебе нравится?
— Нравится ли мне? Ты ещё спрашиваешь? Пап, она безупречна! — не переставала восхищаться я. — Спасибо, папочка! Спасибо! Спасибо!
 
Я повисла у него на шее, не переставая говорить слова благодарности.
— Это не всё, Деми, — заговорщицки сказал папа.
— Есть ещё что-то?!
— Да, и это, пожалуй, самое важное, что я хотел тебе подарить. Хотя... ты сама всё узнаешь.
 
Что? Честно говоря, я не поняла ни слова из того, что сказал папа. Но я не показала виду, что удивлена, а только мило улыбнулась.
К папе подошёл человек в красивом смокинге и что-то протянул ему. Он взял это что-то и повернулся ко мне. В его руках был небольшой бархатный футляр тёмно-синего цвета. Я предполагала, что там может быть.
— Деми, это второй мой подарок из трёх. И он тесно связан с третьим, но о третьем ты узнаешь потом, — с этими словами он открыл футляр, внутри него я увидела что-то блестящее. А в следующее мгновенье папа достал из него большой красивый медальон в виде сердца, которое, видимо, могло открываться.
— Господи..., — прошептала я, потому что внутри футляра было написано «Tiffany & Co».
 
Но папа только улыбнулся и одел медальон мне на шею.
— Но ты должна пообещать мне кое-что, — вдруг сказал папа.
— Да что угодно, — ляпнула я.
— До конца сегодняшнего дня ты не должна открывать медальон.
Что, простите?
— Но почему? — спросила я, не на шутку удивившись.
— Я не могу сказать, — ответил папа и улыбнулся. — Просто пообещай мне, что не откроешь. Пожалуйста.
— Хорошо, — ответила я. — Я обещаю. Пап, спасибо огромное! Он очень красивый! Я о таком всю жизнь мечтала.
— Ради тебя всё, что угодно, дочка. А теперь иди веселись. Впереди ещё много сюрпризов.
 
Я, чмокнув папу в щёку, пошла прогуляться вдоль дома. Чуть ли не каждый гость поздравлял меня. И каждого приходилось благодарить. Честно говоря, устаёшь. Неподалёку с другими гостями стоял Кристиан. Вот он. Попался наконец.
 
Я решительным шагом направилась к нему. И как только подошла, он сразу же посмотрел на меня и хитро улыбнулся.
— С днём рождения, Деметра! — начали поздравлять меня гости.
— Спасибо большое! Я очень рада, что вы приехали! — мило ответила я, даже не знаю кто меня поздравил, а потом взяла Криса за рукав и потащила в сторону.
— Ну, привет, — сказала я, когда убедилась, что рядом никого нет.
 
— Я уже с тобой здоровался. А сейчас, пожалуй, пришло время поздравить эту красавицу! — и он сначала щедро чмокнул меня в щёку, а потом обнял, даже оторвав от земли. — С днём рождения, подруга! Я не стану толкать длинную речь поздравления, ведь ты и так знаешь как я рад быть тут! Просто будь счастлива! А если ты будешь счастлива, то и мы тоже будем.
— Крис, спасибо, — ответила я дрогнувшим голосом.
— Только не плачь, ты что! — ласково, как любящий брат, проговорил он. — Сегодня нельзя плакать!
— Я знаю, но всё равно не получается. Просто, знаешь, Кимберли тоже была бы рада здесь быть.
 
Он ничего не ответил, а потом просто прижал меня к себе, и я, не удержавшись, заплакала. Всхлипы громко вырывались из моей груди.
Как мне не хватало моей Кимберли. Не хватало её голоса, её глаз, её поддержки.
 
Посмотрев на Криса, я увидела на его лице дорожки слёз. Ему тоже было больно. И зачем я только начала эту тему.
— Она была бы счастлива.
— Крис, прости. Я не хотела.
— Ничего, Деми. Всякое бывает. Ты посмотри потом мой подарок. Уверен, он тебе понравится.
— Хорошо. Я никогда не видела тебя в смокинге. Странно видеть тебя в нём, — подколола я его и залилась смехом.
— Эй! — возмутился он и фыркнул. — Это только для твоего дня рождения! В другой день бы я не одел его!
— Ну не обижайся, — хихикнула я. — Кстати. Я имею право устроить тебе допрос. Давай прогуляемся, а я буду задавать вопросы.
— Ты обнаглела! — воскликнул он с улыбкой.
— Наверное, — бросила я непринуждённо. — И всё же ты будешь отвечать. Идём.
 
Мы подошли к фонтану и присели с краю.
— Я начну, — сказала я. — Ну, во-первых, чья это машина была, когда ты приезжал утром? И почему окна были затонированы?
— Ты можешь применить ко мне любые способы пытки, но я не скажу, — ответил он и ухмыльнулся.
— Бидлс! — воскликнула я и пихнула его в плечо. — Это ведь не твой джип был! Отвечай!
— Не мой, — ответил он, всё ещё ухмыляясь.
— Ну так чей? — не отставала я.
— Ничей, — буркнул он себе под нос, тихонько хихикая.
— Я этого так не оставлю, ты знаешь. Буду вынюхивать, как натренированная овчарка. И всё равно узнаю чья машина и кто был за рулём.
— Конечно, узнаешь. Я даже этого не отрицаю.
— Что? — я удивлённо раскрыла рот. — Когда? И почему нельзя сказать сразу? Ты что, секретный агент?
— В какой-то степени да.
— Да ну тебя, — отмахнулась я от него. — Ладно, второй вопрос. Ты звонил ему?
— Кому? — спросил он удивлённо, а потом спохватился. — Ааа, ему. Звонил несколько раз, но у него уже два дня телефон выключен.
— Как? — выдавила я, буквально потеряв дар речи. — Почему выключен? Что-то случилось?
— Да ты не беспокойся так, я уверен, он позвонит.
— А вдруг он не хочет меня видеть, — в голову полезли разные мрачные мысли.
— Перестань. Он позвонит, Деми. Не волнуйся так.
Я буквально упала духом.
— Кхм, кхм... — я вдруг услышала до боли знакомый женский голос буквально в нескольких шагах от себя. — Уже минут тридцать прошло, а ты всё ещё меня не заметила. Я ведь и обидиться могу.
Я изумлённо повернула голову и...
— О, Господи!
— И даже не надейся, это всего лишь я! — весело воскликнула Аманда.
Я подскочила, как ужаленная, и бросилась к ней.
— Вот чёрт! Аманда! Боже, Аманда! Ты здесь! — я не верила своим глазам.
— Да, я здесь, детка! С днём рождения, подруга! — воскликнула она, когда мы наконец-то обнялись.
— Господи, я вообще не ожидала, что ты приедешь! Так вот почему ты тогда телефон выключила, когда я звонила!
 
— Конечно! Не хотелось сюрприз портить! Боже, Дем, ты такая красивая!
— Спасибо, дорогая. Кстати, Эм, знакомься, это Кристиан Бидлс! Крис, это Аманда Коллинз! — представила я их друг другу.
— Приятно познакомиться, Аманда, — протянул руку Крис.
Аманда смело пожала её в ответ.
— Сам Кристиан Бидлс? — воскликнула она. — Деметра рассказывала о тебе. Ты, кажется, певец?
— Да, именно, — воскликнул он и улыбнулся Аманде.
Возможно, мне показалось, но всё-таки между ними пробежала какая-то искра. Да и смотрятся они вместе даже очень неплохо.
— Кстати, я не одна приехала, — сказала Аманда, обратившись ко мне.
— Так, так, — начала я. — Интересно, скольких ещё знакомых я не видела здесь? Это те, о ком я подумала?
— Именно. Они недалеко.
— Крис, идём, — позвала я его. — Я всегда хотела познакомить тебя со своими гарвардскими друзьями.
— Гарвард... — пробормотал он. — Я там, явно, лишний.
— Так, пошли. Это не обсуждается, Кристиан. Считай, что это приказ, — отчеканила я. Сама от себя такого не ожидала.
Но всё же Крис покорно поплёлся за нами.
— Кажется, у него выработалось чувство послушания, — прошептала Аманда мне на ухо. — Что ты сделала с бедным мальчиком?
В ответ я только хмыкнула.
— Вон они, — воскликнула Аманда. — Шерон!
В нашу сторону обернулась девушка, и я сразу же узнала Шерон. Рядом стоял Джаред и держал её за руку, а справа от него находился Генри.
— Вот это да! — закричала я. — Шерон!
— Демс! — она отпустила Джареда и побежала мне навстречу. — С днём рождения!
— Спасибо! Боже, как я во вам всем соскучилась!
— Иди сюда, именинница! — воскликнул Джаред и подхватил меня на руки. — С днём рождения!
— Ааа! — закричала я и попыталась вырваться, но не тут-то было. — Меня уже третий раз за день хватают! Перестань!
Самое ужасное, что Аманда с Шерон стояли в сторонке и в открытую хихикали. Когда Джаред наконец-то поставил меня на землю, я накинулась на него:
— Я упасть могла! О чём ты думал?! — но в следующее мгновенье и сама рассмеялась. — Ладно, спасибо!
— Демс, нам сказали, чтобы подарки мы оставили вместе со всеми! — возмущённо произнесла Шерон. — Мы хотели лично подарить, но нам не позволили!
— Со всеми так, — начала оправдываться я. — Просто все сразу я не смогу открыть. Буду открывать после праздника.
— Деми, — услышала я тихий голос и, повернув голову в сторону, увидела Генри. — С днём рождения.
— Генри! И ты здесь! — сказала я и обняла парня. — Спасибо!
Вот так прошло ещё только два часа праздника. Мы гуляли, болтали, я познакомила своих школьных подруг с Амандой и Шерон. Поначалу мне показалось, что они не поладят. Характеры слишком разные. Но они нашли общий язык, что меня несказанно порадовало.
Мне не нравилось то, что я постоянно ловила на себе взгляд Генри. Что ему от меня нужно?
К нашей компании подошёл папа.
— Так, ребята, вам пора ехать! — и они все к моему удивления закивали головами и засуетились. И как всегда я не в курсе дела.
— Нам? — спросила. — Куда?
— Скоро узнаешь, Деми. Так, сейчас быстренько садитесь в машину и поезжайте.
— А как же праздник?
— А мы и едем на праздник, Деми. Пошли, пошли, — сказал Крис и подтолкнул меня, чтобы я быстрее шла в только что подъехавшему лимузину.
— Вау, — только и смогла вымолвить я. — Куда едем?
— Ты всё увидишь, — ответил папа. — Так, Алиша и Кристен здесь, где Кортни с Дарси?
— Мы здесь, — подбежали они, запыхавшись.
— Всё, бегом в машину. Аманда, Генри, быстрее. Шерон с Джаредом уже там.
Оказавшись в машине, я помахала папе рукой, и мы поехали развлекаться.
 
Глава XVII
 
Всё казалось мне самым обычным. Мы ехали в машине, болтали, смеялись. Играла бодрящая музыка. Но в слова я не вслушивалась, потому что мои мысли летали где-то далеко.
 
Я представляла себе встречу с Джастином. Где мы встретимся? Будем ли мы снова вместе? А если и будем, то придётся ли нам скрываться от папы? Если придётся, то будем. Как бы я ни любила папу, если понадобится, я убегу из дома и уеду с Джастином. И на этот раз он нас не найдёт. Мы подготовимся, уедем из страны и сюда больше никогда не вернёмся.
— Эй, Дем, ты заснула что ли?
 
Голос Криса заставил меня встрепенуться.
— Что? — спросила я.
— Приехали, говорю, — засмеялся он.
— Пойдём, Демс, — Аманда взяла мою руку и потянула из машины. 
 
Я покорно вышла. И мои глаза сразу же ослепили многочисленные вспышки фотоаппаратов.
— Вот чёрт! — воскликнула я, когда увидела куда мы приехали.
— Согласен, детка. Это рай, — хитро произнёс Крис. А я так и осталась стоять с раскрытым ртом.
 
Громадная вывеска гласила «Universal Studios Hollywood». А прямо под ней было ещё кое-что. Happy Birthday, Demetra.
— Вы хотите сказать, что сегодня парк аттракционов наш?! — чуть ли не взвизгнула я. Хотя, нет. Я взвизгнула.
— Верно мыслишь, — подмигнул Джаред. — Не знаю как вы, а я не собираюсь весь день торчать за пределами парка.
Внутрь нас сопровождала папина охрана, ограждая от вспышек камер, которых было неимоверное количество. Ну ещё бы, дочь известного бизнесмена празднует своё день рождения в таком месте. В парк папарацци, конечно же, не пропустили.
 
Моему безграничному восторгу не было предела. Всё то время, пока мы развлекались в парке, я бегала от аттракциона к аттракциону, как маленький ребёнок, который был здесь впервые. Мы объедались попкорном и сладкой ватой, которую готовили недалеко от американских горок, брызгались водой из пистолетиков, несмотря на то, что все были в костюмах, и даже забрызгали всех работников парка. Они, конечно, ничего не отвечали на это, лишь слегка улыбались. Но в душе они нас ох как сильно ненавидели. Мальчиков среди нас было всего трое, и поэтому мы с чистой совестью забрызгивали их водой, а потом с громкими воплями убегали от них. На каких только аттракционах мы только не были. Но самое ужасное, чего я хотела избежать, было впереди.
 
Наступило время американских горок, которых я боялась больше всего на свете.
— Отвали, Крис, я не пойду! — кричала я, пытаясь вырваться из его цепких рук. — Да отпусти же ты!
— Нет, ты пойдёшь! — смеялся он и тянул за руку. — Деми, стоять!
Мне наконец-то удалось высвободить руку, и, засмеявшись, я рванула от него. Но не успела я пробежать и пяти метров, как меня за талию схватили чьи-то руки и потянули назад.
— Не ломай мне кайф, Деми, — услышала я наглый голос Джареда. — Не хочешь по-хорошему — будем по плохому.
И схватив меня на руки, он понёс меня к горкам.
— Пошёл вон от меня! — кричала я и била его кулаками по спине. — Я не шучу, Джаред! Только попробуй! Я не буду на них кататься.
 
Но Джареда разве остановишь. Посмотрев на длинную цепочку сидений, я увидела, что все уже пристёгнутые сидят на своих местах.
— Джар, может всё-таки не надо? — спросила я умоляюще.
— Даже не думай, — оборвал он меня на полуслове и усадил на самое первое сидение рядом с Крисом. А сам пошёл на своё место.
Ко мне подошёл работник горок и пристегнул меня, а потом Джареда.
— Чёрт... — вырвалось у меня, когда он уже подошёл к механизму, приводящему в действие горки.
 
Моё сердце бешенно колотилось. Я действительно боялась. Я с самого детства боюсь высоты. И с самого детства когда я ходила с мамой и папой на аттракционы, я ни разу не решалась прокатиться на горках. А сейчас меня просто поставили перед фактом.
— Дай руку, — сказал Крис и протянул свою.
 
Я крепко сжала её. 
— Крис, я не хочу. Можно я вылезу?
— Поздно уже вылазить, Деми, — лукаво улыбнулся он.
— А у меня разве был выбор?
— Нет, — наглым тоном подвёл он итог. — Если закружится голова — просто закрой глаза.
— Тебе легко говорить, — буркнула я недовольно.
— Ты не одна боишься. Аманде и Дарси тоже страшно.
— А Шерон? — спросила я, отвлекаясь от предстоящего ужаса. Я была готова говорить обо всём угодно, лишь бы не думать об адской поездке
— Джаред закалил её, — улыбнулся друг.
 
И вдруг наша цепь паровозиков двинулась. Одной рукой я рефлекторно сжала руку Криса, другой вцепилась в сидение.
— Не забудь сказать, когда надо будет кричать, — предупредила я Криса.
— Да ты можешь хоть сейчас начинать, — засмеялся он.
— Заткнись, — бросила я.
 
И вот мы поднимаемся всё выше и выше. У меня разрастается паника. Внутри всё сжалось. Забыв про все предупреждения не смотреть вниз, я всё же бросаю взгляд, и мои глаза раскрываются от ужаса. Неужели мы уже так высоко?! Но ведь это может означать только одно, что сейчас...
 
И тут как по команде мы резко падаем вниз.
— Ааааа! — закричала я и закрыла глаза, крепче сжимая руку Криса. Кричала не одна я. Позади я слышала пронзительный вопль Аманды и Дарси. Действительно было ощущение, что мы сейчас разобьёмся.
— Открой глаза, Деми! — закричал Кристиан.
 
Я покорно открыла. Как же быстро мы неслись, петляя между дорогами. И постепенно мне нравилось. Но всё же во время резких спусков я пронзительно кричала. Я думала, что это никогда не кончится. И вот, казалось, спустя вечность, цепочка замедлила ход, и мы оказались внизу. О да, в этот миг я могла назвать себя самым счастливым человеком на земле.
— Моя любимая земля! — воскликнула я, когда нажа тележка, завершив свой путь, оказалась внизу.
 
Ремни мне сразу же отстегнули. Джаред помог выбраться из кресла и передал меня в руки Крису. Я нетвёрдыми ногами встала на землю.
— Дем, ты в норме? — спросил Крис, в упор глядя мне в глаза.
— Не знаю, — промямлила я и пошатнулась.
— Тише, тише, — произнёс он, подхватывая мне и не давая упасть. — 
Джаред, кажется, мы переборщили.
— Нет, всё в порядке, — улыбнулась я. — Сейчас всё пройдёт.
— Дем, что с тобой? Ты в порядке? Голова не кружится? Не тошнит? — наперебой спрашивали девочки.
— Да нормально всё. Крис, ты только не отпускай меня.
— Хорошо, хорошо, — ответил он и сильнее сжал мои плечи.
 
И вот мокрые, уставшие и голодные, но всё же счастливые, мы поплелись в ресторан на территории парка. Он был красиво украшен. Играла бодрящая музыка. Там стоял большой стол на десять человек. Мои глаза разбегались от изобилия разных салатиков и других блюд. А в животе предательски заурчало.
Крис усадил меня и налил воды в стакан:
— Вот, выпей. Легче станет.
— Спасибо.
— Так, а мне чего-нибудь покрепче воды, пожалуйста, — заявил Джаред, и все засмеялись.
 
А на столе и в правду стояло кое-что покрепче воды. Всего лишь шампанское, но ладно. Всё же хоть что-то есть. Папа ведь мог вообще алкоголь не допустить.
 
Мы были навеселе после третьей бутылки. Вокруг нас всё время бегали официанты. Обстановка меня радовала. Один только Генри держался как-то отстранённо. Почти не разговаривал и даже не улыбался на выходки Джареда. Зато Шерон заливалась смехом на весь ресторан.
 
Я наклонилась к сидящей рядом Аманде и шёпотом, пока остальные болтают, спросила:
— Эм, а у Генри всё в порядке? Что-то он какой-то слишком тихий.
Может, мне показалось, но взгляд Аманды дёрнулся как-то в сторону, будто она что-то скрывала.
— Да, у него всё хорошо, Дем, — как-то рассеянно ответила она. — Правда, всё нормально.
— Точно? Ты говори, если что, я помогу, ты же знаешь.
— Да всё нормально у него, точно, — улыбнулась она.
Но всё же чего-то она не договаривала.
— Я сейчас приду, — шепнула я подруге и удалилась в дамскую комнату.
 
Время от времени я тянулась рукой к украшению на шее, гадая что же там внутри. Но всё же не открывала его по папиной просьбе. 
Справив нужды и слегка умыв лицо, я вышла в коридор и сразу же наткнулась на...
— Генри? А ты что тут делаешь? — спросила я удивлённо.
Почему все парни подстерегают меня именно около туалета?
— А я тебя ждал, — тихо, почти шёпотом ответил он.
— Да необязательно меня ждать, — хихикнула я. — Дорогу, слава Богу, помню.
— Я просто поговорить хотел... — начал он несмело.
— Так, ну давай, поговорим, только быстренько, а то народ нас всё-таки ждёт. Ещё подумают не о том, если нас долго не будет.
— Если бы... — пробубнил он что-то невнятно.
— Прости, что?
— Да ничего. Слушай, Дем. Я ведь давно хотел сказать, но не решался. Я знаю, что в твоей жизни произошло многое. Очень многое. Большинство из которого не самое радужное. И я знаю, что у тебя нет человека, который бы помог справиться тебе со всем этим, — всё это время он ужасно запинался, как школьник.
И, по-моему, я начинала понимать к чему он клонит. Ну и зная свой характер, я понимала, что начинаю злиться.
— Он есть, — бросила я, стиснув зубы.
— Вы с Джастином не виделись слишком долго. Тешить себя пустыми надеждами бесполезно. Деми, я просто...
— Ни слова про него! — рявкнула я.
— Послушай, Деми, — попросил он. Но я уже не слушала, а пялилась в одну точку, чтобы только не сорваться. — В тот день, когда я впервые увидел тебя, как ты бежишь по лестице, во мне что-то перевернулось. Даже Аманда это заметила. Я всё время думал о тебе. Я ни есть, ни пить не мог. Перед глазами стоял только твой образ.
— Любишь меня? — перебив его, произнесла я внезапно и едко улыбнулась.
— Да... — услышала я в ответ. — Деми, я люблю тебя. Вот это заявочка. Неожиданно, знаете ли.
 
Я становилась прямо-таки бешеной, если кто-то, кроме Джастина, признавался мне в любви. Ненавидела их всех. Но сейчас я была абсолютно спокойна. И мне хотелось сделать парню как можно больнее.
— Забудь, мальчик, — засмеялась я ему в лицо. О, да, теперь в нём читалась неимоверная боль. — Это ты перестань тешить себя надеждами. Никогда. Я. Не. Буду. Твоей. Заруби себе это на носу и перестань бегать за мной.
 
Я направилась к выходу, но Генри схватил меня за руку и грубо развернул к себе.
— Зря ты так со мной, — произнёс он и впился своими губами в мои.
Ну уж нет, наивный, глупый школьник, этого ты не дождёшься никогда. Грубо оттолкнув его, я ударила его ладонью по щеке. Да так сильно, что у самой ладонь заболела. Ну ничего, переживу, главное что это будет ему уроком. И не только ему, кстати.
— А вот об этом ты сильно пожалеешь, тварь, — кинула я резко. — Будь добр, не прикасайся ко мне больше. Никогда. Не хочу пачкаться.
 
В его глазах появились едва заметные слёзы. Ого, я ожидала чего угодно, но только не слёз. Но даже слёзы на меня не подействуют.
— Деми, зачем ты так со мной, — произнёс он с дрожью в голосе.
О да, я добилась нужного эффекта.
— Адьос, неудачник, — засмеялась я и направилась по коридору в зал.
 
Когда я оказалась в зале я сразу же направилась к своему стулу, чтобы забрать сумочку.
— Деми, ты долго, — заметила Шерон, но я проигнорировала её, обращаясь к Аманде.
— В следующий раз, подруга, когда тебе захочется устроить цирковое представление, обязательно пригласи Генри на роль клоуна. У него превосходно получается, — демонстративно и громко произнесла я, тем самым приковав к себе многочисленные взгляды друзей и проходящих мимо официантов.
 
Она не ответила, а только посмотрела на меня. Многое я прочитала в её взгляде. Потрясение. Боль. Злость. Ненависть. Снова боль.
— Да, ты права. Фокус не удался, — засмеялась я. — И не пытайтесь вместе с Генри его повторить. Хотя, нет, вы пытайтесь сколько угодно. Вот только ничего вы этим не добьётесь.
— А говорила, что поможешь, — почти не слышно сказала Аманда, но я всё же услышала.
— Не таким образом, детка, — ответила я, холодно глядя на неё. — 
Меня в это не впутывать. Надеюсь, ты всё хорошо поняла. В противном случае я буду вынуждена по-другому объяснить.
 
Раньше я не позволяла себе разговаривать с подругой в таком тоне. Но сейчас она это заслужила. Если подобное произойдёт, я буду поступать так с каждым, будь то друзья или враги.
— Деми, ты о чём? — удивлённо спросил Крис. — Что случилось?
— Всё прошло отлично, — продолжала я. — Праздник... хм... удался. Всем спасибо. Всем до свидания. Я уезжаю. Крис, ты со мной?
— Дем, да что с тобой? — спросил он, в то время, как остальные отмалчивались.
 
Но я уже направилась к выходу, не проронив больше ни слова.
— Деметра, стой! — почти приказным тоном позвал Крис, следуя за мной.
 
А когда он поравнялся со мной, я просто взяла его под руку. Не знаю почему, но мне так спокойнее.
— Нам ещё на праздничный торт надо успеть, — заметила я, как будто ничего и не произошло. — Ох, Крис, я так устала.
 
Я положила голову на плечо друга. На выходе из парка нас сразу же встретила охрана. Почти все журналисты и навязчивые фотографы разъехались. Лишь парочка осталась, но охрана отталкивала их, чтобы они перестали снимать. Я взглянула на большую вывеску и произнесла:
— Это было замечательно. Жаль, такое раз в жизни бывает.
— Не грусти, ты ещё вернёшься сюда, — ласково произнёс Крис. — И всё же, что это сейчас было?
Но я, пропустив его слова мимо ушей, обратилась к охраннику:
— Кроме этой машины ещё есть? Сейчас подойдут остальные гости. Но мне бы не хотелось, чтобы они ехали с нами.
— Будет сделано, мисс, — ответил он со всей своей серьёзностью.
— Отлично, спасибо.
 
Перед нами открыли дверцу лимузина, и мы, поудобнее усевшись, поехали домой.
— Ты не хочешь мне ничего рассказать? — спросил Крис, пока мы ехали.
— Ой, давай не сейчас, пожалуйста. Я так устала. Да я вообще не хочу вспоминать это. Так что сделай одолжение, не забивай мою голову пустыми вопросами.
— Как скажешь, — покорно ответил он.
На улице начинало понемногу смеркаться. Доехав до дома, мы вышли из машины. Гости никуда не делись. Музыка по-прежнему играла.
— Деми, ну как отдохнули? — ко мне подбежала Шейла и обняла.
— Ох... отлично, это было просто незабываемо! Спасибо! — воскликнула я.
— А мне-то за что? — засмеялась она. — Я ничего не сделала.
— Ты многое для меня сделала. За это и спасибо.
— Кстати, а где остальные? Они не приехали с вами?
— Я просто очень устала, и поэтому решила поехать домой, а Крис просто не захотел оставить меня одну. Остальные скоро приедут.
— Деми, не теряй силы, это не конец праздника.
— Ладно, постараюсь, — улыбнулась я. — А где папа?
— Он с гостями сейчас. Я пойду скажу, что ты приехала.
— Да, спасибо. Мы с Крисом тогда прогуляемся вокруг дома.
 
Мы молча шли. Не обмолвились ни словом. Казалось, каждый из нас ждал, когда заговорит другой. Но у Криса, как мне известно, терпения нет.
— И всё-таки что это было там, Деми? — задал опять он свой вопрос.
— Ты о чём? — беззаботно спросила я, забирая последний бокал шампанского у проходящего мимо официанта с подносом.
— Так хватит пить! — воскликнул Крис и, отобрав у меня бокал, вылил содержимое в траву, а потом отдал бокал обратно официанту.
— Я совсем немного выпила! — разозлилась я.
— Да тебе даже этого много! — он мягко взял меня за плечи. — Деметра, я должен знать, что случилось, что ты так набросилась на Аманду из-за Генри!
— Вот это ты верно сказал. Ключевое слово. Прям в яблочко.
— Что? Он распускал руки? Деми, скажи мне, я ведь за тебя...
— Нет! — перебила я его. — Никто ничего не распускал.
Он отпустил меня, а затем произнёс:
— Я понял.
— Неужели? — съязвила я. — И как же тебя так осенило-то? Почти час прошёл, долго же ты думал. Так, всё, забудь. Я просто нормально ему всё объяснила.
Нормально объяснила. Ну да, ну да.
— Я надеюсь, — сказал Крис.
— Честно говоря, я хочу, чтобы этот день побыстрее закончился.
— Не волнуйся ты так. Потом ещё жалеть будешь, что закончился.
— Не буду, — упрямо буркнула я. — Слушай, я пошла в дом. Позови меня, когда будет торт.
— Останься, Деми, — попросил Крис.
— Почему? Я устала.
— Ты главный объект праздника. Просто останься.
— Объект... Ну спасибо.
— Я не это имел ввиду, — исправился он. — Я хотел сказать, что сегодня ты в центре особого внимания.
— Да поняла я. И кстати горки я вам не прощу, — ухмыльнулась я и пихнула друга в плечо.
— Признайся, было круто, — улыбнулся он.
— Нет! Это было ужасно!
— Обязательно повторим, — подмигнул он.
— Ни за что! — воскликнула я.
— А кто тебя спрашивать будет, — усмехнулся он.
 
Так мы и спорили, наматывая круги вокруг дома. Я не знала, приехали остальные ребята или нет. Наверное, приехали. Они не станут праздновать без меня.
 
И как в воду глядела. Вместе с гостями стояла вся восьмёрка. Аманда вела себя, будто ничего не произошло. Но я поражалась другому. После того, что сделал Генри, как он вообще посмел ступить на территорию нашего дома?! Злость с небывалой силой вскипела во мне, заставляя ненавидеть всё и всех.
— Он ещё здесь? — процедила я, стиснув зубы. — Сейчас этот ублюдок узнает своё место в обществе.
 
Я решительным шагом направилась к ним, больше не в силах терпеть это, но Крис перехватив меня за живот, не дал и двинуться.
— Отцепись он меня! — возмутилась я. — Кристиан Бидлс, как ты смеешь хватать меня?! Отпустил, я сказала!
— Ты можешь вырываться, кричать, кусаться, царапаться, но я не позволю тебе закатить скандал на празднике. Пусть это и не мой праздник. В том то и дело, Дем. Это твой праздник, а ты закатываешь истерики по каждому поводу. Между прочим весь праздник приготовил твой папа. А ты возьмёшь и одним своим действием перечеркнёшь все его старания? Если ты не ценишь людей вокруг, не ценишь меня, Аманду, то хотя бы папу своего цени. Потому что он для тебя всё делает, а в ответ получает порцию истерик.
 
Я была в шоке от его слов. Никогда я не слышала подобной лекции, а уж тем более от Кристиана. Но вырываться перестала, лишь покорно встала рядом с ним и взяла под руку в знак согласия. Реально стало стыдно.
— Ты будешь хорошо себя вести? — спросил он.
— Да, — ответила я, опустив голову, будто меня ругали как маленького ребёнка.
— Отлично. Тогда идём, потому что скоро торт будет.
И мы двинулись к гостям.
— Деми, я не одобряю того, как ведёт себя Генри, хоть я и не до конца узнал, что он сделал. Но во всяком случае он ответит за это. Я поговорю с ним, — продолжал Крис.
— Вот только не надо вмешиваться в мои дела, ясно? Спасибо, но я сама разберусь. Без чьей-либо помощи, — ответила я холодно.
— Тебе повторить всё то, что я сказал ранее? Я могу, мне не сложно.
— Лучше заткнись, а то я за себя не отвечаю, — буркнула я, снова пихая его в бок.
— И что же ты сделаешь? — засмеялся он.
— Тебе не обязательно об этом знать. Но предупреждаю, приятного мало.
 
Вот так всё время и препираемся друг с другом.
— Деми, девочка моя! — воскликнул папа, когда мы присоединились ко всем гостям. На Аманду и Генри, да и на других друзей я старалась не смотреть, хотя на себе чувствовала многочисленные взгляды.
— Пап! — воскликнула я, обнимая его. — Ты самый лучший! Я не знаю как отблагодарить тебя за то, что ты сделал для меня!
— Ну что ты, солнце моё! Таким и должен быть день рождения моей девочки.
— Как отдохнули? — спросила Кайла.
— Замечательно! — воскликнула я и чмокнула свою мачеху в щёку.
Многие удивились бы, что у мачехи и падчерицы такие идеальные отношения. Теперь это так. И я рада, что у нас такая семья.
— Деми, постой, я сейчас приду, — сказал папа, пробираясь сквозь толпу гостей, которых казалось ещё больше, когда они стояли вплотную.
 
Я тем временем подошла к Крису и потеребила волосы. Он лишь улыбнулся. Я смотрела в толпу людей и понимала, что никого из них не знаю. И вдруг я мельком увидела чьё-то лицо в толпе. Тут же моргнула, и всё пропало.
— Что это было... — тихо прошептала я.
— Что такое? — поинтересовался Кристиан.
— Чёрт, да у меня галлюцинации уже. Выпила много, — но это не могла быть галлюцинация. Хотя я уже не знаю чему верить а чему нет. Но то, что мне стало как-то страшно, это факт.
— Я же говорил, не пей, — шепнул он, чтобы никто не слышал.
 
Вдруг вся толпа куда-то обернулась и через мгновенье захлопала, немного расходясь в стороны. К нам шёл папа и вёз столик с огромным шоколадным тортом, в котором красивыми огоньками горели свечи. Уже темнело, и поэтому яркий свет был особенно красивым. Более того, все свечи горели разными цветами. Как такое возможно?!
— Господи! — воскликнула я, закрывая лицо руками.
А когда открыла, папа уже стоял рядом.
— Ну вот, Деми. Это не совсем завершающий этап, но почти. Но это всего лишь этап этого дня. А дальше у тебя начинается новая жизнь, в которую ты уже смело шагнула. И, конечно же, в жизни есть разные мечты, которые ты хочешь осуществить, которые ты стараешься осуществить. И поэтому сейчас выбери самое главное в твоей жизни желание, закрой глазки и задуй свечи, — произнёс папа. От этих слов аж реветь хотелось. Но я держалась.
 
Ну что ж, Деметра Паркер. Определись уже, чего ты хочешь в этой жизни. Но подумай хорошо. Не сделай ещё одной ошибки.
И наконец, всё правильно сформулировав, я подошла ближе к торту и, закрыв глаза, задула все девятнадцать свечей.
— Урааааааа! — закричала ликующая толпа. — С днём рождения!
 
А я открыла глаза и уже вытирала слёзы тыльной стороной ладони. Я смеялась и плакала. Все эмоции смешались во что-то невообразимое. Все гости меня обнимали, но я не понимала, что происходит. Мои глаза застилали слёзы. Я направилась к папе.
— Пап, я люблю тебя! — воскликнула я, обнимая его. — Спасибо тебе! Я так рада, что ты всё это делаешь для меня, что ты мне такой праздник устроил! Спасибо огромное! Папочка, я люблю тебя!
Я не могу описать того, что творилось сейчас среди гостей. Все, как и я, плакали и смеялись. Это, наверное, самый лучший день в моей жизни. Я стояла, обняв папу. Но он, немного отстранившись, взял моё лицо в свои руки и сказал:
— Сейчас будет кое-что красивое. Поднимись на крыльцо и не спускай глаз с неба.
— Да, хорошо, — я повиновалась и, вытерев слёзы, направилась на крыльцо.
 
Поднявшись, я встала спиной к двери и буквально приковала взгляд к ночному небу. Я догадывалась, что сейчас будет, и поэтому невольно расплылась в улыбке.
— Деми, — заговорил папа в микрофон. — У меня уже нет сил говорить, наговорился за весь день, — засмеялся он. Гости подхватили смех, да и я невольно хихикнула. — В общем я просто хочу подвести черту сегодняшнего дня и кстати ты уже можешь сделать то, о чём я говорил утром. С днём рождения, доченька! Будь счастлива!
 
И в это мгновение с громким свистом в небо начали подниматься бесконечные хлопушки и разрывались грандиозным салютом.
 
Улыбка дрогнула на моём лице. Из глаз брызнули слёзы. Желание, которое я загадала, задувая свечи, не сбылось.
— Я же просто хотела, чтобы ты был рядом со мной, — сказала я вслух дрожащим голосом и потянулась рукой к медальону на шее.
Как вдруг...
 
Моего плеча нежно коснулась чья-то ладонь. Потом другая ладонь опустилась на второе плечо. Прикосновения были едва ощутимыми, как будто это было не наяву. Моё сердце замерло в неистовом крике. У меня отнялся дар речи. Я не могла ни говорить, ни двигаться. Вообще ничего. Даже дыхание в груди перехватило. Но всё же я нашла в себе силы и дрожащими руками открыла медальон. Охнув, я закрыла рот рукой. Наверное не стоит говорить, чьи фотографии я там увидела.
 
Звуки салюта не умолкали. Я, закрыв свои глаза, медленно повернулась. Страшно было их открыть. На самом деле страшно. Но я медленно открыла веки...
 
Первое, что я увидела, это были большие красивые глаза цвета молочного шоколада. Я боялась, что если заплачу или моргну, то они исчезнут, словно их и не было.
 
Я подняла руку и коснулась его лица. Я ничего не могла вымолвить. Да и слова сейчас были бы лишними.
 
Родное лицо совсем не изменилось. Те же глубоко смотрящие карие глаза, те же губы в форме бантика, густые брови, вздёрнутый носик. Как будто никогда и не расставались.
 
Я хотела что-то сказать, но его тёплая ладошка нежно накрыла мои губы.
— Ничего не говори, — произнёс он своим бархатным голосом. И я буквально растаяла от него.
 
Его рука коснулась моей щеки, вытирая уже во всю катившиеся слезинки. Хотя, сам он тоже еле сдерживался.
— Не надо, — нежно попросил он. — Просто знай, что я люблю тебя.
— Я люблю тебя, — повторила я.
— Закрой глаза, — прошептал он.
 
Я повиновалась. И в следующее мгновение под громкие звуки салюта, до которого мне уже не было дела, его родные губы коснулись моих. Вот оно, то счастье, которое я потеряла и которое спустя столько времени обрела вновь.
 
Он, немного отстранившись от меня, снова заглянул в мои глаза, будто не мог наглядеться. И я не удержавшись, обвила его шею руками. А его руки в свою очередь скользнули на мою талию.
— Джастин! — и вот тут-то я больше и не могла молчать. — Никогда больше не оставляй меня! Пожалуйста! В следующий раз я просто не переживу!
 
И я, уткнувшись носом в его шею, зарыдала, уже не сдерживая себя.
— Родная моя, — повторял он. — Ты моё всё. Больше никогда не отпущу тебя. Девочка моя, никогда.
 
И вот сейчас в моих руках находилось моё милое счастье. Такое светлое и родное. А ведь я уже и не надеялась, что увижу его когда-нибудь. Видимо, Бог увидел мои страдания.
 
Мы стояли так целую вечность. Я потеряла счёт времени. Что сейчас? Утро? Ночь? Не знаю, да и не хочу знать. Сейчас важен тот миг, в который мы окунулись. Тот миг счастья, которого мы так долго ждали.
 
Солнце начинало свой путь, всходя над городом. А вместе с ним начиналась новая жизнь.