Опрос

Подходит ли Селена Гомес Джастину ?

Верь мне. Ты просто верь (часть вторая)

Очнулась я на кровати. На мне был тёплый плед. Возле меня сидел перепуганный папа. А сзади стояли Аманда, Шейла, Шерон, Кайла, Джаред и Генри. Тоже с перепуганными лицами.

— Пап, — я села на кровати и заплакала. — Папа! Ты приехал!

В следущее мгновение он обнял меня.
— Малышка моя! Девочка моя маленькая! — говорил он.
 
А я только плакала, заливая слезами его плечо. Мы просидели так минут пять. Потом ко мне подошла Шейла, села рядом и слегка дотронулась до моего плеча.
Когда я успокоилась, я спросила:
— Пап... что с Блэком?
— Его увезли в реанимацию. Детка, он с тобой что-то сделал? Скажи честно! У тебя ничего не болит? Крови нет? Ну... там... Помнишь, как у тети Саманты были выделения на 28 неделе беременности?
— Ты что, папа, я не беременна. Он не тронул меня, пап. Не успел...
— Я порву эту сволочь на куски, — тихо сказал он. — Я не дам ему жить!
— Джон, успокойся, прошу! — остановила папу Шейла.
— Деметра, мы с Шейлой приняли решение. Пока я тут всё буду улаживать с Блэком и его семьёй, ты полетишь с Шейлой в Лос-Анджелес. Поверь, там безопаснее всего.
 
Я не верила своим ушам. Я возвращаюсь в Лос-Анджелес. Внутри меня вспыхнули радостные огоньки.
— Я? В Лос-Анджелес? — я слегка улыбнулась и посмотрела на Шейлу. Она тоже улыбалась.
— Да, малышка. Насчёт учёбы не беспокойся. С деканом я поговорю. Думаю, он всё поймёт, — ответил папа.
— Пап, а как же друзья?
— Деми, ты о чём думаешь? — ко мне подошла Аманда и села передо мной на корточки. — Не о друзьях думай, а о себе. Там тебе будет безопаснее.
— Но я же чуть не убила его. Меня, наверняка, будет искать полиция для допроса.
— Доченька, никто тебя искать не будет. Я же сказал, что всё улажу, — ласково ответил папа.
— Ладно, — коротко ответила я. — А когда мы с Шейлой полетим?
Папа с тётей едва заметно переглянулись.
— Сегодня, — сказал он. — А точнее через два часа. Самолёт вам я уже заказал.
— Через два часа? — воскликнула я. — А почему нельзя дождаться утра?
— Деми, так надо, поверь. Я прилечу к вам сразу же, как освобожусь. Переоденешься в самолёте. Все вещи уже собраны.
— Пап, я буду скучать!
— Я тоже буду скучать, детка. Но так надо, пойми.
 
Я кивнула. Хоть я чуть и не пострадала, сейчас я была счастлива, потому что рядом со мной собралась вся моя семья. Я была всем им благодарна. Я встала, по очереди обняла каждого из них, Аманду, Шерон, Джареда, Генри, и сказала:
— Спасибо вам всем! Я не знаю что бы сейчас со мной было, если бы не вы! Я всех вас очень люблю!
Аманда и Шерон уже плакали.
— Дем, позвони нам как прилетишь, — сказала Аманда. — Мы будет переживать!
— И скучать будем, Деми! — сказала Шерон. — Не пропадай!
Потом папа подошёл к Джареду и пожал ему руку.
— Спасибо тебе. Спасибо, что помог спасти мою дочь.
— Ну что вы, мистер Паркер! Я же всего лишь довёз её!
— Нет, Джаред. Ты спас её. Спасибо, — потом он обратился к Шерон. — Я знаю, что вы недавно знакомы. Но для Деметры ты стала другом. Спасибо, Шерон.
 
Он слегка обнял её. Она ничего не ответила, а только обняла папу в ответ и улыбнулась.
— Аманда, — папа подошёл к моей подруге. — Я знаю, для Деметры ты всё. Я очень рад, что она нашла такую подругу как ты. И я с гордостью могу назвать тебя сестрой Деметры.
Аманда улыбнулась, а по её щеке прокатилась слеза.
— Ну не плачь, не плачь, — он обнял её. — Я всегда так утешал Деметру, а теперь и тебя. Что ж вы всё время плачете?
 
Он улыбнулся.
— Просто трудно осознавать, что она уезжает. Тем более так неожиданно, — ответила Аманда дрожащим голосом.
— Она вернётся, обещаю.
— Ну, иди уже сюда, — сказала я подруге. — Хоть обниму тебя.
— Дем, — заревела она и кинулась мне на шею.
Я пыталась сдержать слёзы в момент прощания. Не получилось.
— Дем, обязательно возвращайся! — сказала Аманда, когда разомкнула обьятия. Я лишь кивнула.
— Ну, идём, Деметра, — сказала Шейла и, приобняв меня за плечи, повела к выходу. — Нам пора.
Я обернулась, посмотрела на своих друзей, и, пересилив слёзы, с улыбкой сказала:
— Я люблю вас!
 
Глава XIII
 
Вот уже несколько часов мы находились в самолёте. Шейла спала, а я нет. Я всё думала о том нужно ли мне видеть Джастина. У меня появилось немало друзей, которых я люблю. И, кажется, прежняя боль уже затихает. В раздумьях я всё же задремала.
 
Проснулась оттого, что меня разбудила Шейла.
— Деми, просыпайся, — сказала она. — Мы уже садимся.
— Как? Уже? — переспросила я и посмотрела в иллюминатор. Передо мной расстилался нереально красивый Лос-Анджелес.
— Ну да, — ответила мне тётя. — Нас встретит Бартон.
— Давно я его не видела, — улыбнулась я. Как никак, Бартон был моим дядей.
— Да он и не особо-то изменился, — засмеялась Шейла. — Ты как? Выспалась?
— Не очень, — ответила я. — Сколько сейчас времени?
— Уже час дня, Дем. Так, не спать! — воскликнула она, увидев, что я опять погружаюсь в сон.
Я встрепенулась. Вскоре минут через десять мы приземлились.
Моё сердце бешенно колотилось, когда я спускалась по трапу. Вот он, мой любимый Лос-Анджелес. Как будто никогда и не уезжала.
— Я скучала, — сказала я тихо. По щеке прокатилась слеза, которую я быстро вытерла.
— Не волнуйся, Деметра, — ответила мне тётя. — Вот ты и дома.
 
Из машины, стоящей неподалёку, вышел человек, в котором я узнала мужа Шейлы.
— Бартон? — спросила я саму себя, не веря своим глазам.
— Да, детка, это он, — засмеялась тётя.
— Бартон! — завизжала я во всё горло и бросилась к нему.
— Какие люди! — закричал он. — Деметра!
Я подбежала и кинулась ему на шею. Он подхватил меня и закружил.
— Бартон! — я не верила своим глаза. — Чёрт, Бартон!
— Деми, детка! — сказал он, когда опустил меня на землю. — Как же ты изменилась!
— Спасибо! — произнесла я, улыбаясь. — Ты не представляешь как я рада тебя видеть!
Тут подошла Шейла. Бартон подошёл к ней и нежно обнял.
— Я скучал, малышка! — сказал он ей.
— Да, я тоже! — ответила она. — Ну что, едем домой?
— Да, поехали, — радостно воскликнула я. — Я так соскучилась по вашему дому!
— Кстати почему так рано приехали? — спросил Бартон у Шейлы. — У тебя же ещё целая неделя была.
Шейла замялась. Видимо, не хотела тревожить меня воспоминаниями о произошедшем.
— Не знаю, как-то само собой получилось. Вот решила ещё и Деми с собой взять, — ответила она.
— Что, прям вот так само собой? Должна же быть какая-то причина.
— Бартон! — воскликнула она. — Хватит глупых вопросов!
— Ладно, ладно, — ответил он.
 
Вскоре мы подъехали к дому, который я с лёгкостью узнала. К дому Шейлы.
— Господи! — воскликнула я. — Как же мне всего этого не хватало!
— Я знала, что ты обрадуешься, — ответила мне тётя. — Ну, пойдёмте в дом.
Когда мы вошли в дом, когда я увидела всё то, что видела здесь в последний раз, на меня сразу нахлынули воспоминания, как я приехала к Шейле, рассказала ей правду, потом приехал Джастин, я скрывалась... Из глаз невольно покатились слёзы, но я скорее утёрла их, чтобы лишний раз не расстраивать свою тётю.
— Я, наверное, пойду посплю немного, — произнесла я. — Я еле на ногах держусь.
— Никакого сна, Деми! — сказал Бартон. — Потом перепутаешь день с ночью!
— Да, детка, тебе действительно не стоят сейчас засыпать, — ласково ответила Шейла.
— Тогда я бы, пожалуй, поела, — я хитро улыбнулась и пошла на кухню.
 
***
 
Вот уже две недели я нахожусь в Лос-Анджелесе. Папа звонил пару раз и говорил, что возвращаться пока рано. Честно говоря, я и сама не хочу ехать обратно. Всё это время, пока я пребывала здесь, Шейла с Бартоном развлекали меня как могли. В один из таких дней мы возвращались из парка аттракционов. Мы зашли в какой-то ресторанчик, пообедали и решили ехать домой.
— Деми, — обратилась ко мне Шейла, когда Бартон уже сел в машину. — Я тут подумала, может, стоило бы съездить на могилу Кимберли?
— Я как-то забыла об этом... — ответила я. — Да, я хотела бы съездить.
— Я думаю, Бартон пусть останется дома. Мы поедем на моей машине.
— А это далеко?
— Нет, Дем. Пятнадцать минут езды.
— Хорошо. Тогда завтра едем.
 
С этими словами мы сели в машину. Доехали мы тихо. Когда мы уже приехали в дом Шейлы, я сразу же ушла в комнату, чтобы побыть одной. Мысли о потере подруги нахлынули на меня с новой силой. Я чувствовала, что мне надо завтра поехать на её могилу, но и одновременно я боялась увидить эту могилу. Я боялась увидеть то место, где находится тело любимой подруги. Я тихо заплакала.
На моём столе рядом с ноутбуком стояли две рамки с фотографиями. На одной фотографии была мама, на другой - Кимберли. Я подошла, села на стул и не смотрела на обе фотографии.
— Мама, — говорила я сквозь слёзы. — Я скучаю по тебе, мама.
 
— Я тоже скучаю по своей сестре, Деми, — вдруг сказала только что подошедшая Шейла. — Когда она умерла, я думала, что сойду с ума. Когда я приехала домой с похорон, у меня была жуткая истерика. Я рыдала, буквально захлёбываясь слезами. Я впивалась ногтями в ладонь. Я пыталась сделать себе больно. От безысходности. На тот момент я ещё не была замужем. И поэтому я была одна. Очень больно потерять сестру, которая всю жизнь тебя любила, заботилась, была всегда рядом. И когда её вдруг рядом не оказалось, я думала, что уже не переживу. Но я преодолела эту боль, Деми. И ты должна преодолеть. Тебя окружает твоя семья, твои друзья. Тебя окружают люди, которые любят тебя, которым ты нужна. Ты не должна останавливаться. Ты должна идти вперёд, и только тогда ты сможешь преодолеть эту боль, Деми. Держись.
— Спасибо, Шейла. Просто мне действительно грустно без неё. И без Кимберли.
— Я знаю, детка. Всем нам время от времени тяжело. Вытирай слёзки, дорогая, и пойдём на кухню. У меня готов яблочный пирог. Как ты любишь, — она улыбнулась.
— Когда ты успела? — улыбнулась я сквозь слёзы.
— Я сделала его ещё сегодня утром. Идём, Деми.
Мы зашли на кухню, и я сразу же почувствовала дивный запах запечённого теста с яблоками. На столе стоял пирог. Именно тот, который раньше мне готовила мама.
— Шейла! — я подбежала к столу. — Потрясающе!
— Спасибо, Дем! Но на вкус он ещё лучше, так что садись скорее.
 
Мы поели. Я вспомнила вкус того любимого пирога, который мама готовила мне каждое воскресенье. Хотя, я и не забывала его.
— Спасибо, Шейла! Великолепно! Я люблю тебя! — сказала я и сжала свою тётю в обьятиях.
— Деми, солнышко, я рада, что тебе понравилось!
— Ну, я пойду в комнату, пожалуй. Я ещё твиттер хотела проверить, что там Аманда с Шерон пишут.
— Да, конечно иди.
 
Я поднялась в комнату, открыла ноутбук и зашла в твиттер. Аманда писала, что скучает и ждёт меня, писала, что Блэка скоро выписывают из больницы. Шерон писала, что тоже скучает, и что Джаред передаёт мне привет. Я обоим ответила, что люблю их и скучаю, но буду нескоро. Я решила зайди на страницу Джастина и обнаружила там нечто необычное для меня. В каждом твите в конце он писал «#DP». Деметра Паркер. Я начила листать вниз. Везде. Везде, в конце каждого твита он писал это. Для меня это стало настоящим шоком. Я решила почитать старые сообщения, которые мне писал не только Джастин, но и его фанаты. Все сообщения были очень разными.
«Ты сволочь! Ты дрянь! Мы ненавидим тебя за то, что ты так обошлась с Джастином. Он любил тебя, а ты поступила с ним как последняя тварь!»
 
«Деметра, нам очень жаль, что вы с Джастином расстались, в были прекрасной парой, и мы всё ещё надеемся, что всё же помиритесь».
«Наконец-то ты отстала от Джастина! Ты никогда ему не подходила! Не прикасайся к нему больше никогда! Не походи к нему ни на шаг! Он принадлежит только белиберам, а не тебе!»
А уж сколько сообщений было от Джастина! Он писал, что скучает без меня, просит вернуться, говорит, что не может дозвониться.
 
У меня был такой шок, что я не могла шевельнуться. А потом сломя голову понеслась вниз к тёте.
— Шейла! — закричала я.
— Деми, что случилось? Что с тобой?
— Шейла, пожалуйста! Мне нужна твоя помощь!
— Помощь в чём, Деми? Я не понимаю.
— Мне нужно увидеть Джастина! Очень нужно!
— Но, Дем, это невозможно...
— Почему?! — перебила я её. — Почему это невозможно? Почему невозможно встретиться с таким же человеком, как я?!
— Потому что он не в Лос-Анджелесе, Деми! Он уже четыре месяца как в Канаде.
— Что?! — в ужасе воскликнула я. — Ты... ты знала и не говорила мне?!
— А что бы я сказала тебе, Деметра? «Дем, слушай, тут Джастин в Канаду улетел. Это я просто так сказала». Это ты хотела услышать?
— Нет, но...
— Я ничего не говорила тебе про него и ничего не не скажу!
— Почему?...
— Потому что не считаю нужным сообщать тебе какую-либо информацию про Джастина. Деми, тема закрыта.
— Можно мне выйти погулять? — уже не без злости спросила я.
— Да, конечно, иди. Можешь даже в центр съездить. Сейчас я позову Бартона, и он отвезёт тебя.
— Не надо звать Бартона. Я сама смогу добраться. Я не хочу, чтобы меня постоянно возили водители, не хочу, чтобы рядом была охрана. Так что я сама справлюсь.
— Как знаешь, Деми. Только будь осторожна.
— Конечно. Со мной ничего не случится.
 
Я сбегала в комнату за сумкой и, выбегая из дома, крикнула Шейле:
— До вечера!
— Пока, Деми! Не задерживайся!
Я некоторое время шла пешком, потом поймала такси и поехала в парк. Доехав, я расплатилась с водителем, вышла на свежий воздух и направилась в парк.
— Я люблю тебя, Лос-Анджелес! — говорила я вслух. Слава Богу людей рядом не было. А то подумают, что у девочки не все дома.
 
Я нашла скамейку и села. У меня с собой была какая-то книга, и я решила её почитать. Как же хорошо читать, когда вокруг слышен шум деревьев, щебет птиц. Хотя погода уже не была такой жаркой как летом, мне всё равно было хорошо.
 
Читала я где-то полтора часа. Потом захлопнула книгу, встала и пошла в кафе перекусить. Вдруг вижу, навстречу мне идёт какой-то парень и смотрит в упор на меня. Я не стала его разглядывать, а просто решила пройти мимо. Но не тут-то было. Когда я уже было собралась пройти, не глядя на него, он вдруг окликнул меня:
— Деметра?
 
Я посмотрела на него и... сразу же узнала. Покатые плечи, каре-зелёные глаза. Это несомненно был он.
— Деметра? — повторил он. — Это ты?
 
Но я не могла вымолвить ни слова. Только слегка кивнула.
— Не может быть... — сказал он, а потом кинулся меня обнимать. — Деметра!
Я обвила руками его шею и закричала:
— Крис! О, Боже, Кристиан!
 
Я не верила своим глазам. Спустя несколько лет я увидела Криса. Я была такой счастливой. Он кружил меня где-то пять минут, потом опустил на землю.
— Господи, Деметра, я сразу узнал тебя! Такая красотка!
— А я не узнала тебя! Сколько тебе сейчас лет?
— Семнадцать. А тебе восемнадцать, если не ошибаюсь.
— Да, — улыбалась я, всё ещё не веря в то, что произошло.
— Ну, пойдём куда-нибудь, расскажешь мне про свою жизнь.
Мы зашли в какое-то кафе, сели за столик и заказали два кофе.
— Ну, начинай, Деми, ты же знаешь про Ким? — тихо спросил он.
— Да, — к горлу подступил комок. — Мы с Шейлой собирались завтра поехать на её могилу.
— А ты ещё не была там?
— Я приехала две недели назад.
— Откуда? Из Нью-Йорка?
— Нет, Крис. Я приехала из Кембрижда. Я учусь в Гарварде.
— Ничего себе ступень!
— Да, да. Это была папина инициатива. Я хотела после окончания школы вернуться сюда, но папа настоял на том, что отправляет меня в Гарвард.
 
Нам принесли кофе.
— Ну а ты как, Крис?
— Я... да мне вообще первое время после смерти Кимми жить не хотелось. Я до сих пор не могу забыть мою малышку, — он взялся за голову руками.
— Я тоже по ней скучаю, Крис, — я погладила его руку. — Да и не только по ней.
 
Он понял о чём я, и поэтому сразу же сказал:
— Ему плохо без тебя, Деми. Почему ты ни разу не позвонила ему с тех пор, как уехала?
— Крис, я пыталась, мне отец запретил. Он отключал все телефоны в доме, он забрал мой компьютер и телефон! Я никак не могла связаться с Джастином! Потом, конечно, он вернул всё обратно. Но...
— Но что?
— Но я решила, что уже не стоит звонить Джастину. Потому что прошло немало времени. Он мог найти себе девушку. И я подумала, что не буду вмешиваться в его жизнь.
— Девушку он не нашёл.
— Да, я знаю... — ответила я, но Крис меня перебил.
— Он забросил работу над новым альбомом, и его он так и не выпустил. Он вообще забросил работу. Он целыми днями лежал дома, набирал чьи-то номера. Он пытался дозвониться тебе. А ты это просто проигнорировала.
— Не говори так, Крис! — на глазах выступили слёзы. — Ты же знаешь, что я люблю его! Я его всегда любила и сейчас люблю! Ты думаешь я не хотела с ним связаться? Я не могла, Кристиан! Не могла!
— Если бы хотела, ты бы смогла. Значит, так сильно ты его любишь.
— Крис, пожалуйста...
— Ладно, давай забудем. Сейчас у него вроде всё нормально.
— А когда он вернётся из Канады?
Крис удивлённо посмотрел на меня.
— Откуда ты знаешь про Канаду?
— Мне Шейла сказала.
— Она сказала тебе, что он уехал в Канаду и не сказала, что насовсем?
 
Эта новость повергла меня в шок.
— Что?! Насовсем? Как? Нет, не может быть...
— Деми, а почему не может? Насколько я знаю, он решил завязать со своей карьерой и вернулся на родину.
— Крис, прошу, ты должен мне помочь!
— Помочь увидеть Джастина? Это исключено.
— Но почему?
— Ты уверена, что он захочет видеть тебя?
— Да! Уверена!
— Нет, Деми. Не стоит к нему ехать.
— С тобой или без тебя я сделаю это. Помоги мне.
— Нет, Деми, не сделаешь. Я обо всём сообщу Шейле, а уж она точно не отпустит тебя в Канаду.
— Почему ты так со мной, Крис?
— Я тебя не понимаю. Деми, это для твоего же блага!
— Для какого блага, Крис?! Он не может без меня, я не могу без него! Что тут непонятного?!
— Деми, прошу, давай закроем тему.
 
Но я просто так останавливаться не собиралась. Но как я поеду в Канаду? Я там никого не знаю. Не знаю адреса Джастина. Да и что я ему скажу, если приеду? «Ой привет, Джастин. Я вот два года тебя не видела, но вот соскучилась и решила навестить тебя». Нет, глупая затея.
— Ладно. Но я всё равно не смогу его забыть.
— Я уверен, ты забудешь его и найдёшь кого-то другого.
Но в ответ я лишь покачала головой.
— Может, ты завтра поедешь с нами к Кимберли?
— Да, я бы хотел съездить. Заодно и с Шейлой увижусь, а то давно не виделись.
— Вот и отлично. Тогда завтра часов так в двенадцать мы за тобой заедем. Адрес тот же?
— Да, тот же. Мы никуда не переезжали.
— Хорошо. А сейчас я, пожалуй, поеду домой. Я очень устала.
 
— Да, конечно. Я рад, что увидел тебя спустя столько времени. Всё-таки не чужие люди, — он обнял меня.
— Спасибо тебе за всё, Крис. Теперь, я думаю, мы будем видеться чаще.
— Конечно, Деми. До завтра. Не грусти там.
— Обещаю, — улыбнулась я. — Пока.
 
Я вышла из кафе и решила пешком пройтись до дома. Уже вечерело. До дома я дошла за тридцать минут. Когда я вошла, меня сразу же встретила Шейла.
— Дем, ты не поверишь!
— Что случилось?
— Твой папа звонил и сказал, что приедет через два дня!
— Правда? — эта новость меня приятно удивила. — Отлично!
— А что у тебя нового, Дем? Где была?
 
Я решила сказать правду.
— Я в парке была, сначала там книгу почитала, потом Криса встретила.
Наступила пауза.
— Криса? — тихо спросила тётя. — И как он?
— Да всё нормально, вроде. Изменился так. Красивый такой. Кстати завтра он поедет с нами на могилу Ким. Это я попросила. Заедем завтра за ним.
— Ну хорошо. О чём говорили, ну если не секрет конечно?
— Говорили мы о том, о ком ты сейчас подумала. Я не понимаю почему вы все против, чтобы я увиделась с Джастином. Я уверена, если бы он узнал об этом, он бы вас возненавидел, — я говорила очень спокойно, но твёрдо. — Ладно папа, но ты и Крис почему против?
— Деми, потому что всё ради тебя делается...
 
Но я её перебила.
— Не надо говорить мне, что всё делается ради меня. Ради меня вы не позволяете мне увидеть Джастина? Ради меня, да?
— Деми, послушай...
— Я больше не хочу ничего слушать. Вы всеми силами пытаетесь отодвинуть нас друг от друга. А я буду всеми силами искать Джастина, и мне плевать что скажет папа. Я не маленькая девочка, чтобы слушать его наставления. Да и твои тоже.
 
К нам подошёл Бартон.
— У вас что-то случилось? — спросил он.
— Нет, всё нормально, — ответила я ему, а потом обратилась к тёте: — Завтра в двенадцать мы должны заехать за Крисом.
И ушла в свою комнату. Немного посидев за ноутбуком, я решила позвонить Аманде.
— Алло! — вскоре ответила она.
— Привет, Аманда! — поздоровалась я с подругой.
— Боже, Деметра! — закричала она. — Привет, дорогая! Господи, я не верю, что ты позвонила! Как ты, Дем?
— Я нормально. Только что пришла. Гуляла. Как ты, Аманда? Как там брат? Как Шерон с Джаредом?
— Я супер, Дем. Скучно без тебя, конечно. Генри снова в Германию укатил. А вот у Шерон с Джаредом всё очень серьёзно! Дем, ты не поверишь!
— Что у них там такое? — мне стало очень интересно.
— Джаред сделал Шерон предложение! Деми, ты не представляешь как она была счастлива!
— Что?! Правда? У них будет свадьба? Вот это да!
— Да, Деми! Это замечательно! Свадьба, конечно, ещё нескоро. Пока они учатся, потом надо будет приобрести своё жильё. Но главный шаг уже сделан.
— Вот это новость! Поздравь их от меня! Только не забудь!
— Конечно не забуду, Дем! Кстати, забыла сказать, нас уже в полиции допрашивали по поводу Блэка.
— Что?! Папа не сказал об этом.
— Я была уверена, что он не скажет, Деми. Но я решила, что ты должна об этом знать. Допросили почти всех, кто был на вечеринке. Но всё хорошо, ты не волнуйся. Я не могу обо всём рассказать по телефону. Лучше дождаться, когда ты приедешь.
— Спасибо, что сказала, Аманда.
— Деми, пожалуйста, ты только не волнуйся, потому что всё нормально.
— Если бы всё было нормально, папа разрешил бы уже приехать. Значит не всё в порядке.
— Дем, не накручивай себя! Лучше скажи что у тебя нового.
— Да, вот об этом я и хотела поговорить. Я сегодня Криса встретила.
 
Я говорила спокойно и даже тихо. Но во мне бушевало море эмоций.
— Криса?! — воскликнула подруга. — И что? Ну рассказывай!
— Ну в общем, я обрадовалась, он тоже.
— Ну а дальше, Деми, что дальше?
— А что дальше, Аманда? Мы посидели в кафе, поговорили. Конечно же, это уже не тот Крис, которого я знала раньше с Кимберли. Он изменился. Очень сильно.
— Деми? — осторожно спросила Аманда. — А вы говорили о Джастине?
— Да, Аманда, — в горле встал комок. — Крис сказал, что Джастин уехал в Канаду и уже не вернётся.
— Не вернётся? — переспросила Аманда. — Но почему?
— Ну... — начала я. — Наверное, из-за меня. Аманда, почитай его твиттер! Точнее то, что он пишет в конце каждого твита!
— Секунду, Дем, у меня как раз компьютер включен.
Спустя некоторое время Аманда охнула и тихо сказала:
— Деметра Паркер.
— Вот именно, Аманда! Он до сих пор меня не забыл! Но все против того, чтобы я с ним увиделась! Я сказала Крису, чтобы он мне помог, но он отказался! Я сказала, что во что бы то ни стало поеду к Джастину, а Крис сказал, что всё расскажет моей тёте, а она уж точно запретит куда-либо ехать! Видишь, Аманда, теперь уже и Шейла против!
— Но не поедешь же ты одна в Канаду, Дем!
— А что мне остаётся делать?!
— Ну для начала надо с ним как-то связаться. Хотя бы в твиттере. Напиши ему, Дем. Я думаю, он всё ещё ждёт твоего сообщения, раз в каждом твите упоминает твоё имя.
— Но мне его фанаты столько сообщений писали, что они не хотят видеть меня рядом с ним и тому подобное.
— Да причём тут его фанаты, Деметра! — воскликнула Аманда. Когда она злилась, она всегда произносила моё имя полностью. — Сейчас речь идёт о вас двоих! А фанаты пусть катятся к чёрту! Значит так, Деми, если ты ему не напишешь, это сделаю я, имей ввиду!
— Ты не посмеешь! — начала я.
— Ещё как посмею, Деми!
— Он тебя не знает, соответственно и сообщение твоё всерьёз не воспримет! Тем более ему что-то пишут каждую секунду, так что твоё сообщение он попросту не увидит!
— Дем, тогда напиши сама, — спокойно ответила подруга. — Зачем мучать себя? Напиши. Это же так просто. Вы не чужие люди. Ничего сложного в том, что ты напишешь «Привет».
— Сложно, Аманда. Ты просто не понимаешь.
— Деми, ну ты же сильная девочка. Всё ты сможешь. Иди и напиши. Обещай, что напишешь. А я завтра позвоню тебе, хорошо?
— Аманда, я не знаю...
— Дем, прими это как должное.
— Я... ну хорошо.
— Ну тогда до завтра, солнце. Я позвоню и спрошу, не забудь.
— Хорошо, тогда до завтра.
— Пока, Дем. Спасибо, что позвонила, — и подруга отключилась.
Ну что ж, Деметра. Отступать некуда. Раз пообещала — выполняй.
 
Я не спеша села за стол, дрожащими руками открыла ноутбук, зашла на твиттер, нашла страницу Джастина.
— Нет! — вдруг вскрикнула я и, захлопнув ноутбук, пулей вылетела из-за стола.
— Деми, у тебя что-то случилось? — в комнату заглянула Шейла. — Я слышала ты кричала.
— Нет, Шейла, ничего не случилось. Можно я побуду одна?
— Ну хорошо, — удивлённо ответила она и закрыла дверь.
 
А я медленными шагами направилась к столу, села и снова открыла ноутбук.
— Ну давай же, — подбадривала я саму себя. — Он не станет тебя проклинать за то, что ты ему напишешь.
 
Руки не слушались, но всё же я медленно напечатала одно единственное слово «Привет» и в конце концов нажала кнопку «Отправить».
 
Глава XIV
 
Моё сердце билась с бешеной скоростью. Я выключила ноутбук и закрыла его.
— Деми, ну зачем?! — начала я говорить сама себе. — Зачем ты это сделала?! Чёрт, зачем я послушала Аманду!
 
Я носилась по комнате взад и вперёд.
— Всё! — сказала я вслух. — В твиттер я больше не зайду!
 
Я на цыпочках спустилась вниз, включила свет и налила себе стакан воды.
— Деми? — вдруг неожиданно раздалось за спиной.
— Чёрт! — закричала я на всю кухню и выронила из рук стакан, который, ударившись об пол, разлетелся на осколки по всей кухне.
Повернувшись, я увидела Шейлу. Она уже неслась ко мне.
— Деми, да что с тобой? — воскликнула она.
— Ты меня напугала, — начала я. — Прости, я всё уберу.
— Деми, подожди, — прервала она меня. — У тебя что-то случилось?
— Да нет же! — воскликнула я с жаром.
— Ты не заболела? — допрашивала она меня.
— Нет, я здорова, — коротко ответила я.
— Ты что-то скрываешь от меня.
— Нет! — не дав ей договорить, воскликнула я и тем самым выдала себя с головой.
— Деми, что ты задумала? Я же всё равно обо всём узнаю.
— Я ничего не задумала, тётя. Всё в порядке, честно. Я ничего не скрываю.
— Ну ладно, — подозрительно ответила она.
— Ты иди, а я уберу здесь.
 
Она ушла, больше ничего не сказав. Я быстро всё убрала, налила в другой стакан воды, выпила и поспешила в комнату.
Я села на кровать и просидела так где-то минут двадцать.
Мне было страшно заходить на свой твиттер, но и любопытно одновременно. Только я ввела последний символ пароля и нажала «Enter», на моём экране появилась надпись, что мой профайл заблокирован.
— Что?! Почему? Нет! — в ужасе воскликнула я.
 
Я поняла чьих это рук дело.
— Ненавижу... — тихо произнесла я и сжала кулаки. Но что я могла сделать?
Поняв наконец, что пропал единственный шанс связаться с ним, что судьба делает всё, чтобы мы не встретились, я заплакала.
— Забудь его, — впервые сказала я это себе. — Забудь Джастина. Просто забудь. Он больше не твой.
 
Вдруг в моей голове опять раздался тот голос, который я слышала последний раз, когда сбежала с Джастином:
— Не отчаивайся. Не всё потеряно, поверь. Я могу помочь.
 
И я ответила раз и навсегда:
— В прошлый раз я тоже слышала от тебя, что ты поможешь, — говорила я, всхлипывая. — Но помощи так и не было. Я не верю тебе больше. Я не хочу больше тебя слышать. Я ненавижу тебя. Убирайся из моей жизни.
 
И наступила полная тишина, от которой мне стало ещё хуже. Я легла на кровать и заплакала в подушку. Нет, я заревела, сжимая руки в кулаках. Но вскоре заснула. Заснула вместе со своей болью.
 
***
 
Проснулась я утром оттого, что меня разбудила Шейла. Оказывается я так и заснула в одежде.
— Деми, дорогая, просыпайся. Ты забыла куда мы сегодня должны ехать? — а увидев моё лицо, она ужаснулась. — Деметра, боже, ты что плакала всю ночь?
— Нет, — коротко ответила я и встала. — Я пошла в душ. Скоро буду.
 
И, не дождавшись, ответа я ушла. Когда я зашла в ванную, я первым делом подошла к зеркалу. Вот это страшилище! Вся тушь растеклась, глаза покраснели и опухли. Я наспех умылась, почистила зубы и вышла. Меня встретила Шейла.
— Деми, ты одевайся, а я приготовлю завтрак, — сказала она.
— Хорошо, — буркнула я.
— Ты обиделась?
— А есть на что? — поддела я её.
 
Она не нашла что сказать, а я, ухмыльнувшись, развернулась и ушла в свою комнату.
 
Вскоре мы позавтракали, оделись и выехали из дома. Я предварительно одела тёмные очки. Не ходить же мне с таким видом по городу.
— Сначала мы заедем за Крисом, а потом купить цветы на могилу.
 
Я ничего не ответила. Мы подъехали к дому Криса. Он уже ждал нас. Когда он сел, он поздоровался с нами, но я это приветствие проигнорировала. Потом мы заехали за цветами и направились на кладбище.
— Приехали, ребята, — вскоре сказала Шейла. — Крис, ты знаешь где...
— Где находится могила Кимберли? — продолжил он. — Да, конечно знаю, идёмте. Деми, идём.
Я вышла из машины. Крис подошёл ко мне.
— Уже пора снять очки, Деми, — он протянул руку.
 
Я, сама того не ожидая, со всего размаху ударила своей ладонью по руке Криса.
— Только тронь! — закричала я.
— Деми, что ты делаешь! — воскликнула Шейла.
— Я что делаю?! — закричала я на тётю. — А ты что делаешь?! Зачем ты позвонила моему отцу и сказала заблокировать мою страницу в твиттере?! Зачем?!
— Деми, откуда ты знаешь?
— Да не дура, как видишь! Легко было догадаться! Ну так зачем?!
— Я просто хотела...
— Что ты хотела? Говори что ты хотела! — закричала я и двинулась на неё.
— Успокойся! — крикнул Крис и схватил меня за руки сзади.
— Отпусти, — рявкнула я, уже не помня себя от злости.
— Только если ты успокоишься!
— Твоё счастье, что я не владею никакими навыками борьбы, — ответила я не своим голосом. — Я сказала отпусти.
Он освободил мои руки.
— Если потом будет синяк, пеняй на себя, — отрезала я и двинулась в сторону кладбища. Крис и Шейла тихо пошли за мной.
— Это вон там, — указывал дорогу Крис.
И мы наконец-то пришли.
Это была небольшая могилка, на которой было выгравировано «Кимберли Эванс. 1995-2013. Ты покинула этот мир будучи совсем юной. Но наши сердца ты не покинешь никогда».
— Кимми, — заплакала я. — Кимми!
 
Шейла протянула мне цветы, и я, присев, аккуратно положила их на могилу.
— Прости, что меня не оказалось рядом, — сказала я. — Ты для меня всегда была и остаёшься самой родной.
 
Я поднялась с колена, Крис сразу же обнял меня.
— Я не верю, — плакала я. — Почему её нет? Ну почему?
— Я тоже не могу поверить, что моей малышки нет, — ответил он. Я услышала в его голосе слёзы.
 
Мы недолго простояли возле могилы и вскоре отправились обратно.
— Я не хочу ехать домой, Шейла. Я пойду, прогуляюсь по городу.
— Хорошо, Деми. Позвони мне.
— А, может, поедем ко мне? — предложил Крис.
 
Я удивлённо посмотрела на него, но отказываться не стала.
— Поехали, — ответила я.
Когда Шейла довезла нас до дома Криса, он сказал ей:
— Миссис Сандерс, вы не беспокойтесь, я сам потом привезу Деметру домой.
— Хорошо, Крис. Спасибо, — ответила она. — Не грусти, Деми, всё хорошо.
 
О да! Всё просто отлично! Особенно после того, как вы с папой заблокировали мой твиттер! Всё великолепно! Но я ей ничего не ответила, и она уехала.
— Идём, Деметра, — он коснулся моей талии своей рукой.
— Убери, — предупредила я, и он тут же убрал руку.
— Деми, да ты не бойся, — улыбнулся он.
— И не собиралась.
— Ты так и не снимешь очки?
— Нет, Крис, не сниму.
 
Мы вошли в дом. И я сразу же увидела человека, которого ненавидела больше всего. Кейтлин. Высокая, стройная она чем-то была похожа на Кимберли. Волосы уже не такие длинные как раньше. Короткая стрижка до плеч. Всё тот же надменный взгляд.
— Ого! — воскликнула она, увидив нас. — Какие люди с тобой, Крис! Деметра Паркер, верно?
— Привет, Кейт, — поздоровался он со своей сестрой.
— А ты не сильно изменилась с тех пор, как бросила Джастина. Ты в курсе, что он именно из-за тебя бросил свою карьеру? — сказала Кейтлин, пропустив приветствие брата мимо ушей.
— Кейтлин, уйди, — попросил Крис.
— Почему ты вообще беспокоишься за Джастина? Зачем так унижаться, зная, что ты не нужна ему? — ответила я ей.
— Ты ему тоже теперь не нужна, — тихо ответила Кейт.
— Неужели? — воскликнула я. — Почитай его твиттер.
 
Она замолчала.
— Значит читала уже, да? — злобно усмехнулась я.
— Деми, идём со мной, — прервал меня Крис.
— Рада была увидеть тебя, Кейтлин, — я мило улыбнулась и последовала за Крисом.
 
Мы поднялись по лестнице и зашли в комнату.
— Ну, садись, Деми.
— Зачем ты меня позвал? — сразу же спросила я.
— Хотел тебе кое-что сказать.
— Ну говори.
— Я просто подумал и решил, что так несправедливо.
— Что именно?
— Что тебе не разрешают встретиться с Джастином.
 
Меня бросило в жар. Я не верила своим ушам.
— Что? — тихо переспросила я.
— Ты должна увидеться с ним, Деметра. Если ты не против, конечно, — улыбнулся он.
— Не против ли я?! — завизжала я. — Шутишь?
— Тише, Деми, прошу тебя, потише! — прервал меня Кристиан, а потом шёпотом добавил: — Кейт не должна знать об этом. Мы с ней поругались немного.
— Хорошо, Крис, без проблем!
 
Мои глаза были, наверное, размером с тенисный мяч. Меня просто трясло. Я скоро увижу его!
— Деми, успокойся, — засмеялся Крис. — Ты слишком много нервничаешь.
— Да, наверное, — согласилась я.
— В общем смотри, — продолжал он. — Я звонил вчера Джастину в Канаду.
 
Сердце, казалось, вырвется наружу.
— Звонил?!
— Да, звонил. И он уже знает, что ты в Лос-Анджелесе.
— Что?! — снова взвизгнула я. — Знает?!
— Деми, ну пожалуйста, не кричи.
— Не буду, — ответила я, улыбаясь.
— В общем он сказал, что скоро постарается приехать, — закончил Крис.
 
Эти слова эхом прозвучали в моей голове. Я больше не верила ни в прошлое, ни в настоящее, ни в будущее. Я слышала только эти слова. Он скоро приедет. Джастин скоро приедет в Лос-Анджелес.
— Я тебя обожаю, Кристиан! — заорала я на весь дом и кинулась к другу на шею.
— Деми, — воскликнул он и засмеялся. — Ты задушишь меня!
— Прости! — я отстранилась от него, всё ещё не веря в то, что он сказал. — Крис, это точно? Он приедет?
— Да, Деми! Приедет! Он же сам сказал! Но не завтра и не послезавтра.
— Чёрт, завтра же папа прилетает, — вдруг вспомнила я. — Я не знаю сколько он тут пробудет, Крис. Нельзя, чтобы он увидел Джастина!
Вся красивая картинка разрушилась.
— Я думаю, что это не проблема. Ты главное не волнуйся. Как только твой папа уедет, сообщи мне. Тогда я позвоню Джастину, и он приедет!
— Крис, о Боже, спасибо тебе! Я не думала, что ты станешь помогать! Я думала, что ты ненавидишь меня теперь и... О Боже! — я снова обняла его.
— Но, Деми, ни один человек, кроме нас, не должен знать о его приезде! — предупредил меня Крис. Я только кивала. — Деми, повторяю, ни один! Ни Шейла, ни её муж, ни друзья, а уж тем более папа! Никому не звонить и не говорить об этом! Не писать в твиттере! Кстати, а что с ним? Я вчера зашёл на твой твиттер, а он удалён.
— Шейла позвонила папе, чтобы он его заблокировал, — со злостью сказала я. — Я не знаю как он это сделал.
— А что ты такого сделала, что он заблокировал его?
— Написала Джастину, — тихо сказала я и улыбнулась.
— Что? — переспросил Крис. — И из-за этого он заблокировал твиттер?
— Да, — ответила я. — Они не хотят, чтобы я с ним виделась.
— Поэтому ты должна быть предельно осторожной. Ни слова про Джастина.
— Хорошо, — пообещала я.
— И ещё, Деми, — продолжил он. — У тебя сегодня было не очень хорошее настроение.
— Да, я помню, — засмеялась я. — Я постараюсь исправится.
— А вот этого я не советую. Твоя тётя может это заметить и что-то заподозрить, и не дай Бог папа заберёт тебя, так что попытайся изобразить такое настроение снова. Скажи, что я надоел тебе, придумай что-нибудь. Я уверен, что у тебя получится.
— Я постараюсь, — снова пообещала я. — Крис?
— Что?
— А ты можешь ему сейчас позвонить?
— Зачем сейчас? — усмехнулся он.
— Ну... я хотела поговорить с ним.
— Так, Деми, имей терпение. Ну позвонишь ты ему и что ты скажешь?
— Не знаю, — ответила я улыбнувшись.
— Вот именно. Ты лучше запиши мой номер, я потом позвоню. И имей ввиду, мне по телефону тоже про Джастина ни слова. Я буду звонить и просто приглашать тебя к себе или погулять, — я наспех забила его номер в телефон.
— Хорошо, ну тогда я поехала домой? — спросила я радостно.
— Я тебя отвезу.
— Отлично!
 
Всю дорогу, пока Крис вёз меня домой, я улыбалась. Я не верила, что скоро увижу своего мальчика. Самого единственного и самого родного.
— Спасибо, Крис! — сказала я, когда мы подъехали к дому.
— Деми, не забудь про настроение, — напомнил он.
— Да, — воскликнула я. — Уже грущу!
— Ну тогда до встречи! Я позвоню.
— Пока! — попрощалась я и выбежала из машины.
 
Так, Деми, спокойно. Делай всё так, как сказал Крис.
Я неспеша поднялась в дом. Шейла сидела с Бартоном за столом.
— Всем привет, — коротко поздоровалась я и сняла очки.
— Привет, Деметра, — ответил Бартон.
— Деми, ну как отдохнули? — спросила тётя.
— Нормально. Чаю попили, поболтали, — с лёгкостью врала я. Ведь никакого чая и в помине не было. — Я, пожалуй, пойду в комнату.
— Ты не забыла, что завтра приедет папа?
— Нет, я помню. Наконец-то он приедет. Я уже соскучилась. Он приедет один или с Кайлой?
— Насколько я знаю, она сейчас в Нью-Йорке. Так что он прилетит один.
— Ладно, — ответила я и уже собралась было уйти наверх, но Шейла меня остановила.
— Деми, я хотела поговорить насчёт твиттера.
— Не стоит, — холодно ответила я.
— И всё же, мы это сделали ради тебя, Деми. Небезопасно сейчас писать кому-то, зная, что произошло в доме Аманды.
— Он что-то знает об этом? — воскликнула я, указывая на Бартона.
— Да, я рассказала. Бартон просто хочет помочь.
— Да не переживай ты так, Деми, — сказал он.
— Да я и не переживаю, — сказала я и ушла в комнату, потому что я больше не могла изображать плохое настроение, зная, что оно просто отличное.
 
Закрыв за собой дверь, я кинулась на кровать и начала на ней прыгать. Но услышав, что кто-то идёт, я бесшумно спрыгнула, молниеносно расправила плед и легла на бок. Но никто не зашёл. Я легла на спину, а по моей щеке скатилась слеза. Но это уже были слёзы счастья. Потому что скоро всё должно было наконец-то закончиться.
 
***
 
— Деметра Джон Паркер! — раздалось на весь дом. — Сколько можно спать?!
 
Я еле разлепила глаза и оторвала голову от подушки. Спать хотелось дико.
— Деми, просыпайся сейчас же, хватит спать! — завопила Шейла, вбежав в мою комнату, и стянула с меня одеяло. — Осталось полтора часа! Через полтора часа твой папа будет здесь!
— Что? — пробормотала я, ничего толком не соображая. — Как через полтора часа? Почему ты не разбудила меня раньше?
— Деми, я полчаса стояла над тобой! Что ты делала всю ночь, что теперь глаза открыть не можешь?
— Просто не могла уснуть, — ответила я и улыбнулась, вспоминая вчерашнюю новость от Криса.
— Деми, не смешно! Быстро в душ, одеваться и вниз!
 
Она покинула мою комнату. А я кое-как встала, включила музыку на ноутбуке и поплелась в душ.
Прохладная вода приятно бодрила, и уже из душа я вышла с прекрасным настроением. Закутанная в большое махровое полотенце я спустилась вниз. На кухне стояла Шейла.
— А мы разве не поедем за папой в аэропорт? — спросила я у неё.
— Твой папа прилетает на частном самолёте, впрочем как и всегда. С ним его шофёр, он и привезёт твоего папу.
— Кто бы сомневался, — буркнула я тихо.
— Что? — спросила Шейла.
— Нет, ничего, — улыбнулась я. — А Бартон где?
— Его срочно вызвали по работе, и он сказал, что задержится и надолго, — ответила она. — Деми, почему ты до сих пор не одета?
— Я только что из душа вышла, — возмутилась я.
— Времени совсем нету, давай скорее! И одень что-нибудь нарядное, не джинсы с кедами, прошу!
 
Я захныкала, поплелась наверх, открыла шкаф, вытащила свой белый сарафан, оделась, собрала волосы в хвост, слегка накрасилась и, выключив музыку на ноутбуке, которая уже порядком надоела, спустилась вниз.
— Как же ты долго, Деми! Твой папа уже звонил и сказал, что самолёт уже приземлился и через сорок минут он будет здесь! Почему волосы не распустила?
— Шейла, — заныла я. — К нам не президент приезжает, а всего лишь мой папа! И тем более у нас нет такого весёлого повода, чтобы наряжаться! Он приезжает не на праздник, а сказать всё ли в порядке!
— Не волнуйся так, Дем. Я думаю, он всё уладил, и вскоре ты сможешь вернуться в Кембридж и продолжить учёбу, — ласково сказала тётя.
— Я не хочу возвращаться в Кембридж! — воскликнула я и тут же поняла, что опять сдала себя.
Но Шейла ничего не заметила, а только улыбнулась и сказала:
— Ну почему же? Там все твои друзья, Деми. Тем более тебе надо учиться.
— Я знаю, Шейла, знаю! Но я не хочу уезжать!
— Дем, иди сюда, — сказала тётя и попыталась меня обнять, но я вырвалась и побежала в свою комнату.
Опять. Опять слёзы. Ну ничего. Скоро он вернётся и всё станет на свои места.
 
У меня зазвонил мобильник. Я посмотрела на экран. Крис.
— Алло! — ответила я с радостью, вытирая слёзы.
— Деметра, привет!
— Привет, Крис! — ответила я. — Я так рада, что ты позвонил!
— У тебя всё в порядке?
— Ну, наверное... — начала я неуверенно. — Да, Крис, всё хорошо.
— Деми, точно всё в порядке? А папа уже дома?
— Нет, но он уже в аэропорту и скоро приедет. Ты никому не звонил?
— Звонил, Дем, но давай не по телефону. Я просто хотел передать тебе, что всё уладил, — последние два слова он он как бы подчеркнул, давая мне знать, что звонил Джастину и обо всём договорился. По крайней мере я поняла это именно так.
— Правда? — спросила я радостно.
— Да, всё в порядке. Помни о том, что я тебе говорил.
— Я помню, Крис, каждую секунду помню, — настроение стремительно летело вверх.
— Вот и умница. Жду твоего звонка тогда, когда людей останется трое.
— Что? — переспросила я, не поняв о чём он говорит.
Но он лишь ответил:
— Пока, Деми. Рад был услышать, — и положил трубку.
— Когда людей останется трое? — переспросила я саму себя, а потом, поняв о чём говорил Крис, воскликнула: — Ну конечно!
Он хотел сказать, чтобы я позвонила тогда, когда уедет папа, и в доме останемся только я, Шейла и Бартон. Как же я сразу не сообразила.
 
Сорок минут пролетели незаметно. Я услышала шум остановившейся машины и выглянула в окно. Папа уже вышел из машины и, увидев меня в окне, бодро помахал мне рукой.
— Папа! — закричала я на весь дом. — Папа!
Я, сломя голову, выбежала из комнаты и со скоростью света понеслась вниз по ступенькам. И наконец, достигнув финиша этих ступенек, я выбежала на улицу и понеслась к папе.
— Деми, детка! — воскликнул он, когда я с разбегу угодила в его обьятия. — Я так соскучился по тебе!
— Папа, я так рада, что ты приехал! — произнесла я.
— Джон! — воскликнула улыбающаяся Шейла. — Рада видеть!
— Здравствуй, Шейла! — ответил он. — Я тоже очень рад! Ну как вы тут без меня?
— Всё отлично! Деми в последнее время такая весёлая, жизнерадостная! Всё-таки я рада, что она приехала ко мне!
— Малыш, у тебя всё хорошо? — ласково спросил папа. — Ты изменилась. И это хорошо.
— Наверное, — согласилась я и улыбнулась.
 
Глава XIV
 
— Пап, ты не видел мой телефон? — крикнула я со второго этажа.
— Дорогая, он здесь, — крикнул папа в ответ.
Я поскорее спустилась и только хотела забрать мобильный, как папа вдруг меня остановил.
— Тебе Крис звонил, — сказал он.
Душа ушла в пятки. Я стояла, как вкопанная, не могла сказать ни слова.
— Да? И что он сказал? — спокойно спросила я.
— Я не брал трубку. Когда вы с ним увиделись?
— Когда я в парке гуляла, он случайно меня увидил и узнал. Ну вот так и встретились, — улыбнулась я, пытаясь себя не выдать.
— Только с ним? — неожиданно спросил папа.
— Да, папа, только с ним, — ответила я немного жёстко. — Ему сейчас тяжело после смерти Ким, а Кейтлин ему не поддержка. Кстати её я тоже видела. Та ещё сволочь. И поэтому именно я должна быть рядом с ним. Пойми, Кимберли нам обоим была очень очень дорога. А ему ещё тяжелее, чем мне. Я сейчас не должна его бросать.
— Во всяком случае, мы всё равно должны будем скоро уехать, — произнёс папа. Как снег на голову. — Деми, тебе надо продолжать учиться, да и к тому же у тебя через неделю день рождения.
— Вот чёрт! — воскликнула я. — Я же совсем забыла про него!
— Вот видишь. Кайла с Бартоном полетят с нами.
 
Я запаниковала. Папа хочет меня забрать, но этого нельзя допустить. Неужели этот единственный шанс ускользнёт от меня?
В голову пришла идея, но я не знала как на неё отреагирует папа, согласится или нет.
— Пап, послушай, — заговорила я неуверенно. — В Лос-Анджелесе я провела почти половину своей жизни. Именно здесь находятся все люди, которые мне дороги. Мои друзья, бывшие одноклассники. И поэтому своё девятнадцатилетие я хочу отметить здесь, в Лос-Анджелесе. А именно в нашем старом доме. Ты ведь его не продал?
— Нет, не продал. Но я не согласен.
— Почему? — закричала я, а в горле уже застрял комок. — Пап, почему?
— Деми, это не обсуждается.
— Папа, прошу тебя! Я хочу отметить его здесь! А потом, — всхлипнула я. — Я поеду с тобой в Кембридж.
— Иди ко мне, — сказал он и обнял меня, а я заливала слезами его рубашку.
— Пап, ну пожалуйста! Я так хотела отметить его здесь! Ну пожалуйста! — повторяла я.
 
Папа молчал, и это молчание не предвещало ничего хорошего, но вдруг на моё изумление он сказал:
— Ну тогда мне нужно сделать несколько звонков, ведь в том доме мы не были два года, а перед праздником его надо будет привести в порядок.
— Что? — очень тихо спросила я, не веря своим ушам. — Ты... ты это серьёзно?
— Серьёзно, малыш. Если ты хочешь, то мы отметим твой день рождения там.
 
Я громко завизжала, закрыв рот руками. Визг смешался вместе со слезами. Я не верила в то, что происходило.
— Ну тише ты! — засмеялся папа. Рядом улыбалась Шейла.
— Папа, я тебя обожаю! Ты самый лучший в мире! — закричала я и кинулась его обнимать.
— А я обожаю тебя ещё больше, — ответил он. — Ну, раз такое дело, то нам необходимо съездить в тот дом и всё осмотреть. Я прямо сейчас позвоню и найму работников, чтобы подготовили его. А ты, Деми, пока иди и собирайся, и мы поедем. Шейла, вы с Бартоном с нами?
— Нет, Джон. Я, пожалуй, останусь, не хочу вам мешать, — ответила она.
— Шейла, ну о чём ты? Поехали! — кричала я, всё ещё не придя в себя.
— Нет, — упрямо ответила она. — Вы должны поехать без меня.
— Как знаешь, — ответил папа.
— Пап, слушай, а можно будет Криса пригласить? — спросила я осторожно, но с улыбкой.
— И даже Кейтлин, если захочешь! Ты до сих пор здесь, Дем? Быстро собираться, пока я не передумал!
 
И я, радостно кивнув, буквально взлетела вверх по лестнице. Я не стала переодеваться. Да и зачем? Только схватила свой мобильник, а потом, вспомнив, что звонил Крис, решила ему перезвонить и сказать о дне рождения.
— Алло? — ответил он.
— Крис, привет! — радостно поздоровалась я.
— Привет, Деметра! Ну как ты? По голосу слышу, что всё отлично. Я прав?
— Да, Крис! Всё просто замечательно! Я хотела тебе кое-что сообщить!
— Ну, если нас никто не услышит, то говори скорее, — ответил он осторожно.
— Да брось! Никто нас не услышит! Тем более новости хорошие! Ну так вот, у меня через неделю день рождения, и папа согласился на то, что отмечать его мы будем здесь, в Лос-Анджелесе! Крис, это супер!
— Вау, Деми, это действительно здорово! — воскликнул он.
— И по такому поводу я тебя приглашаю на свой день рождения!
— Боже, Деми, спасибо! — радостно сказал Крис. — Но ты ведь, наверное, звонишь не только для того, чтобы пригласить меня, правда?
— Да, ты прав. Но ведь по телефону об этом нельзя, да?
— Да, Дем, нельзя, но ты уже нарушила полсотни того, о чём я просил, — засмеялся он. — Ты завтра свободна? Мы могли бы погулять и всё обсудить.
— Да, конечно, я свободна! Когда угодно!
— Вот и отлично! Тогда завтра созвонимся!
— Хорошо, Крис! Тогда до завтра! — весело попрощалась я.
— До завтра, Дем! Спасибо за приглашение, — ответил он и отключился.
 
Я пребывала в замечательном настроении. Положив телефон в карман, я пулей полетела вниз.
— Ну так мы едем? — закричала я, перепрыгивая через ступеньки, и вскоре оказалась на первом этаже.
Шейла приложила палец к губам, давая понять, чтобы я замолчала, потому что в этот момент папа с кем-то разговаривал по телефону.
— Да, конечно, я готов всё оплатить уже сегодня, — говорил он кому-то. — Хорошо. Я жду ваших работников там прямо сейчас.
— Всё хорошо? — тихо спросила я тётю.
— Да, твой папа просто договаривается с работниками. Всё-таки неделя осталась, а дом не подготовлен.
— Так, ну всё, Деметра, поехали, — сказал папа, когда договорил по телефону. — Я уже вызвал работников, они скоро будут там.
— Ну пока, — бодро попращалась я с Шейлой.
— Удачи вам, — произнесла она в ответ.
 
***
 
Мы ехали в машине, а я всё радовалась, что вижу знакомые улицы, знакомые магазины. И ничего не изменилось. Всё было так, как и раньше. Я радовалась, что я дома. Хоть я и родилась в Нью-Йорке, моим домом был мой любимый, солнечный Лос-Анджелес.
 
Я смотрела в окно и просто была счастлива. Я не могла дождаться момента, когда мы подъедем к нашему дому. Но и одновременно было немного страшно. Сердце выпрыгивало из груди. А чего бояться? Это мой дом, который я люблю. В котором прожила немало времени.
И вот, машина останавливается. Я крепко зажмуриваю глаза, потому что боюсь взглянуть в окно.
— Деми, мы приехали, — раздался голос папы. — Тебе нехорошо?
Я открыла глаза.
— Нет, пап, всё нормально, — тихо ответила я. — Просто боюсь немного. Так долго тут не была и вот вдруг вернулась. Всё так неожиданно.
— Не бойся, малышка моя, — ласково ответил папа, улыбнувшись, обнял меня и чмокнул в лоб. — Ты не должна этого бояться. Идём.
— Да, идём, — я собралась с мыслями.
Папа, открыв дверцу, вылез из машины, а потом, ухватившись за его руку, из машины вылезла я и повернулась к дому.
И вот наконец я его увидела. Большой, красивый дом. Совсем не изменился с тех пор.
— Пап, это он, — сказала я сквозь слёзы, не веря своим глазам.
— Да, малышка моя, вот он, наш дом, — ответил мне папа.
Я стояла и смотрела. А сердце радостно трепетало.
— Ну не плачь, Деметра, — он слегка обнял меня за плечи.
— А ключи у тебя с собой? — спросила я, вытирая слёзы и улыбаясь.
— Да, конечно, я их взял.
— Тогда пойдём внутрь, я хочу там всё посмотреть, — сказала я и первая пошла в дом.
 
Когда мы подошли к двери, папа вставил ключ в замок, повернул пару раз, и дверь открылась.
Я слегка толкнула её и вошла внутрь.
 
Дом оказался пустым. Не было абсолютно ничего. А только пустые стены. Я думала, что когда приеду, я смогу ощутить счастье. Но нет. Была только пустота. Мне стало тоскливо. По щеке опять покатилась слеза, но я быстро смахнула её, чтобы папа не зашёл и не увидел, что я опять плачу. Я утешала себя только одной мыслью, что совсем скоро я увижу Джастина.
 
Я поднялась наверх и зашла в свою комнату. Я перестала плакать и улыбнулась. Ведь с этой комнатой у меня связано многое. Ведь именно здесь впервые через два месяца после нашего знакомства меня поцеловал Джастин. Помню как тогда мы ото всех скрывали свои отношения. Конечно, Кимберли тогда обо всём сразу догадалась, но я переубеждала её как могла и в конце концов я сдалась, больше не в силах скрывать это. Как же она радовалась за меня тогда. А потом она подружилась с Крисом. И в конце концов они влюбились друг в друга.
 
Мои воспоминания прервал папа.
— Деметра, спустись, пожалуйста! — крикнул он снизу.
 
Я вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Из гостиной доносились голоса. Я зашла туда. Оказывается, это уже прибыли работники, и папа что-то обсуждал с ними.
— Тогда после того, как дом будет готов, завозите мебель во все комнаты, — говорил он. — А потом уже я приглашу дизайнера, чтобы всё тут украсил. Ну, приступайте.
И они, не медля, разошлись по всему дому.
— Деми, а нам пора уже ехать. Через несколько дней мы ещё приедем. Надо будет посмотреть как тут продвигаются дела.
— Да, конечно, поехали, — ответила я, и мы направились к выходу.
 
***
 
Время шло, дом ещё готовили. А я уже звонила старым школьным друзьям и приглашала всех на день рождения. Все очень удивлялись моему звонку, ведь никто и подумать не мог, что я вернулась в Лос-Анджелес, да ещё и день рождения тут отмечать собралась.
Папа сказал, что помимо моих друзей на дне рождения будут и его друзья и люди, с которыми он сотрудничает. Я была не против. Я никогда не отмечала день рождения шумно. А теперь я решила отметить его по полной.
 
На днях мы ездили в наш дом. Его пока не украсили, но всё остальное было готово. Дом был прекрасен.
— Пап, здесь так красиво! — воскликнула я, восхищаясь красотой дома.
— Ну, он ещё не доделан, Деми. Мебель ещё не везде стоит, дизайнера пока не было. Но вообще основной праздник будет за пределами дома. Двор большой, его украсят, будет музыка. В общем, всё, как ты и хотела.
— Это круто, пап!
— Я рад, что тебе нравится, — улыбнулся он.
— Слушай, может требуется моя помощь?
— Нет, Дем, что ты, — засмеялся папа. — Мы ведь готовим твой день рождения, ты не должна ни о чём знать. И кстати, больше ты до своего дня рождения дом не увидишь, потому что это будет сюрприз.
— Так не честно! — возмутилась я.
— Будет не честно, если ты увидишь весь дом до своего дня рождения, Деми. Так что придётся потерпеть, — ответил он.
— Придётся ждать, — я надула губки, но не со злости, и сразу же улыбнулась.
— Ну ничего, — сказал папа. — Ради этого можно и подождать. Так, ну всё, хватит смотреть, поехали.
— Ладно уж, поехали.
Мы подошли к машине, шофёр сразу же открыл дверцу, сели и поехали домой.
 
***
 
До праздника оставалось два дня. Мне было немного грустно, что на него не попадут Аманда с братом и Шерон с Джаредом. Но мы сможем отметить, когда вернусь в Кембридж. Хотя я сомневалась, что уже вернусь туда и хочу ли я вообще туда возвращаться.
 
Утром я спустилась на завтрак и наконец-то застала всех в полном сборе. За столом сидели Шейла, Бартон и папа. Папа с кем-то разговаривал по телефону, а как только увидел меня, сразу же запаниковал:
— Так, я позвоню позже, примерно через час, тогда всё и решим. Сейчас не могу говорить.
— С кем ты говорил? — спросила я и положила себе на тарелку яичницу с беконом.
— Да так, не важно, Дем, — ответил он.
— Это секрет что ли?
— Да, секрет, — ответил он и улыбнулся.
— Ладно, так и быть, не буду мучить расспросами.
— Слушай, Дем, как насчёт того, чтобы поехать сейчас в парк и покормить белок? — вдруг спросила Шейла.
— Нет, я не хочу, — опять захандрила я.
— Ну ладно. Деми, скоро твой день рождения, не грусти, улыбнись, — взбодрила меня она.
 
Я выдавила что-то на подобие улыбки.
— Да я не грущу.
— Вот и отлично, Деметра, не стоит, — поддержал тётю папа. — Потому что в доме уже всё готово. Нам осталось только приехать туда.
— Ну так поехали прямо сейчас! — предложила я.
— Нет, Деми, — строго ответил папа, накладывая себе в тарелку бекон. — Только послезавтра.
Вскоре мы поели. Я ушла к себе в комнату и решила позвонить Крису.
— Привет, Крис. Ты сейчас свободен? — заговорила я после того, как он взял трубку.
— Привет. Да, конечно, я свободен. Ты что-то хотела?
— Да. Надо бы встретиться.
— Всё по тому же поводу?
— Да, Крис! — я повысила голос.
— Ты не кричи только, хорошо? — успокоил он меня.
— Да, прости, — тут же спохватилась я. — Ну так что? Мы можем встретиться?
— Конечно, — ответил он. — Я заеду за тобой минут через двадцать, съездим в парк, идёт?
— Да, отлично, — согласилась я. — Ну до встречи.
— Пока. Я позвоню, когда подъеду.
 
Я побежала одеваться. Одев джинсы, ветровку и кеды, я выбежала из комнаты и на ходу закричала:
— Пап, за мной сейчас Кристиан заедет, мы едем в парк.
— Кристиан? — переспросил он каким-то странным голосом.
— Ну да, Кристиан, — ответила я. — А что?
— Да нет, Деми, — замялся папа. — Ничего. Просто мне показалось, что ты слишком часто проводишь время с ним.
— Часто провожу время с ним? — переспросила я. — Что значит часто?
— Я не знаю, как объяснить, но...
 
Но я не дала ему договорить:
— Зато я знаю. Нас с Кристианом объединяет смерть Кимберли, факт которой нам до сих пор больно воспринимать. А если ты подумал, у нас с Крисом что-то завязалось, то ты глубоко ошибаешься. Всегда, я подчёркиваю, всегда я любила только Джастина. И люблю, и буду любить, даже если тебе это не нравится, — а потом добавила: — Крис скоро за мной заедет, так что я, пожалуй, пойду на улицу.
 
Не дождавшись ответа, я вышла на улицу, села на стоящую неподалёку скамейку, достала телефон с наушниками, включила музыку и закрыла глаза.
 
Но вдруг через некоторое время до моего плеча дотронулась чья-то рука. Я от испуга открыла глаза и резким движением вытащила наушники.
— Не бойся, — засмеялся Крис. — Это всего лишь я.
— Не смей так больше делать, — рявкнула я.
— Ладно, не буду, — покорно ответил он. — Мы едем?
— Да, — тихо буркнула я.
— Не обижайся, — мягко сказал он. — Я действительно не хотел тебя пугать.
— Но всё же напугал.
— Ну а как я ещё мог заставить тебя открыть глаза?
— Мог посигналить.
— Деми, это бы выглядело глупо, — засмеялся он.
— Ну конечно! Тогда лучше меня напугать! — в итоге вспылила я.
— Да успокойся же ты, Демс!
 
Я засмеялась и влепила ему подзатыльник.
— За что? — возмутился он.
— За всё хорошее, — улыбнулась я и уселась в машину.
— Тебе этого даром не пройдёт, — ухмыльнувшись, он сел за руль и завёл машину.
— И что же ты сделаешь? — поинтересовалась я.
 
Но он только хитро улыбнулся, и мы поехали.
Подъехав, Крис припарковался. Мы вышли из машины и направились в парк.
— Давай просто прогуляемся, — предложил Крис.
— Да, пойдём, — согласилась я. — Крис, я хотела спросить. Может ли Джастин приехать на мой день рождения?
— Но ты же хотела, чтобы папа не узнал об этом.
— А он и не узнает. Может быть, Джастин сможет тихо прокрасться на вечеринку?
— Нет, это совершенно исключено.
— Крис, ну ведь если папа увидит, что Джастин смог приехать на мой день рождения, он поймёт, что мы друг друга любим, и не станет нам мешать.
— Это ты так думаешь. Если у вас есть охрана, Джастина просто не пропустят.
— Чёрт! — воскликнула я со злости. — Я совсем забыла про охрану!
— Вы можете встретиться на следующий день после праздника, — предположил Крис. — Ты скажешь, что идёшь со мной гулять, а на самом деле увидишься с Джастином.
— Если только на следующий день после праздника мы не улетим в Кембридж, — ответила я.
— Не улетите, конечно же, — засмеялся он.
— Почему ты так решил?
— Да потому что вы не в состоянии будете. Не считая тебя конечно.
 
Я ухмыльнулась:
— Неужели ты думаешь, что папа допустит, чтобы гости напились до чёртиков?
— Ты меня извини, Деми, но я не только уверен, что он допустит, но ещё и сам напьётся, впрочем, как и все остальные, — ещё громче засмеялся он.
— Возможно, — согласилась я.
— Кстати, я давно хотел тебя спросить. Но всё не находил повода. В принципе его и сейчас нет, но я хотел бы узнать.
— Ты меня пугаешь. Продолжай.
— Помнишь тот день, когда мы были у Джастина на вилле?
Я опустила голову вниз и тихонько кивнула:
— Да, я помню.
— Что тогда случилось, что ты утром уехала, никого не предупредив? Вы с Джастином поссорились? Или, может, ты обиделась на нас с Кимберли?
 
Я улыбнулась.
— Нет, Крис, мы не ссорились. И тем более я на вас не обижалась. Это был замечательный день.
Он, видимо, меня не понял.
— Но почему ты тогда уехала? — удивился Кристиан.
— Как бы тебе объяснить...
 
Я подумала, что не стоит говорить об этом Крису, но всё-таки Крис мой друг, друг Джастина. Зачем скрывать это от него. Тем более я была уверена, что это останется между нами.
— Объясни как-нибудь.
— Ты ведь знаешь, что это за кольцо? — спросила я его, показав правую руку.
— Да, знаю, ты говорила, — ответил он, слегка улыбнувшись. — То есть ты хочешь сказать...
— Именно это я и хочу сказать, — с этими словами я сняла кольцо с безымянного пальца.
— Вы переспали! — воскликнул Крис. И это был не вопрос, а утверждение.
— Не ори на весь парк об этом! — прикрикнула я на него, засмеявшись.
— Но как? Мы ведь ничего не слышали!
— Вы увлечённо смотрели фильм, — ответила я и одела кольцо обратно.
— Вот это Бибер даёт! — воскликнул Крис. — Но у тебя ведь кольцо, тебе нельзя!
— Ну и что?
— И папа, конечно же, не знает? — хитро спросил он.
— Конечно же, — улыбнулась я.
— И ты не хочешь ему об этом сказать?
— Если я скажу, то потеряю единственный шанс увидеть Джастина, а этого я никак не могу допустить.
 
Вдруг сразу после этих слов кольцо как будто бы загорелось на моём пальце, и я с криком сорвала его и кинула на землю.
— Что случилось? — испуганно спросил Крис.
— Оно обожгло меня, — произнесла я.
— Тебя обожгло кольцо? — переспросил он.
Я лишь кивнула в ответ.
— А в тот день, когда я уехала от вас, оно до боли сдавило мне палец.
— Почему бы тебе просто не снять его?
— Папа увидит, что я не ношу его, и мне конец.
— Но почему ты не хочешь рассказать ему правду? Я уверен, твой папа не такой тиран, всё поймёт.
— Крис, я не хочу об этом говорить! — прервала я его и подняла кольцо.
— Ладно. Но ты всё-таки подумай об этом.
 
Мы ещё очень долго гуляли по парку, разговаривая на разные темы. Я даже успела поплакать, а Крис меня успокаивал.
Потом он отвёз меня домой. И когда я выходила из машины, я сказала:
— Ну всё, Крис, сейчас ты в последний раз видишь меня восемнадцатилетней. Теперь уже увидимся, когда мне будет девятнадцать.
— Это хорошо? — спросил он серьёзно.
— Даже не знаю, Кристиан, — ответила я, посмотрев на небо. — Я пока ничего не могу понять.
— Всё будет хорошо, просто верь.
— Я надеюсь, — ответила я. — Ну пока. Увидимся на вечеринке.
— До скорого, Деми.
 
Я направилась к дому. А когда обернулась, увидела, что Кристиан уже уехал.
 
Глава XV
 
Вот и настал последний день перед днём рождения. Папа рано утром уехал в аэропорт встречать Кайлу. Бартон по папиной просьбе поехал проверить готовность дома. Ну а Шейла запретила мне сегодня что-либо есть. Ну, не то, чтобы совсем запретила, хотя можно считать, что запретила, потому что на завтрак я получила полтарелки хлопьев с обезжиренным молоком и половинку грейпфрута.
— О сладком сегодня даже не думай, Деми, а то завтра в платье не влезешь!
— Ну какое там платье, Шейла! — возмущалась я. — Обычный сарафан!
— Нет, Деми! Всё, и не спорь! Ты что, вообще ночью не спала? Вид у тебя не очень.
— Просто не выспалась.
— Так, для начала сходи в душ, оденься, вытащи из шкафа свой завтрашний наряд и повесь на вешалку.
— Уже всё готово, — ответила я нудным протяжным голосом человека, которому всё надоело.
— Ну тогда беги в душ. Долго там не задерживайся, потому что скоро приедет папа с Кайлой. И ты к тому времени уже должна быть одета.
Попросту говоря, сегодня я стала жертвой своей тёти.
 
Спустя двадцать минут после душа я оделась и спустилась вниз, где меня ждал приятный сюрприз. За столом рядом с папой сидела Кайла.
— Кайла! — воскликнула я. — Ты приехала!
— Деметра! — в свою очередь воскликнула она и, вскочив со стула, побежала ко мне.
 
Я обняла её, как только она оказалась возле меня.
— Ну здравствуй, родная! — воскликнула она.
Выглядела она как всегда неотразимо.
— Боже, как я рада, что ты приехала!
— Как же я могу пропустить твой день рождения! У тебя всё хорошо? Джон мне рассказывал, что ты как-то встретила Кристиана.
— Да, конечно, всё просто замечательно. Крис будет завтра на вечеринке.
— А твои друзья со школы? Они будут?
— Да, будут. Не все, конечно же, но некоторые.
— Ну вот и здорово!
— Так, Кайла, нам с тобой надо кое-куда съездить, ты знаешь куда, — внезапно вмешался папа. — Мы ненадолго.
— А куда вы? — поинтересовалась я.
— Да не важно, Дем, — ответил папа. — Мы скоро вернёмся. Кайла, идём.
— Да, идём, Джон. Деми, не скучай, — она улыбнулась на прощанье.
— Куда они поехали? — спросила я у Шейлы, как только они вышли из дома.
— Не знаю. Обычные дела, вот и всё.
— Но почему он мне не сказал об этом?
— Деми, девочка моя, — засмеялась она. — Твой папа предпочитает никому не говорить о своих рабочих делах.
— Что-то я сомневаюсь, что это связано с работой, — не унималась я.
— Во всяком случае, он всё решит, и они с Кайлой приедут домой.
— Странно всё это, — сказала я, но тётя не ответила.
 
Увидев на тарелках остатки жареной курицы, я укоризненно посмотрела на Шейлу.
— И где справедливость? — буркнула я.
— Даже не думай, Деми, — невозмутимо ответила мне тётя, а потом подбежала к окну. — Бартон уже приехал.
— Хорошо. Если от меня ничего не требуется, то я пойду в комнату.
— Да, иди. Но только не сиди за ноутбуком, чтобы глаза не устали.
— Знаю, — протянула я медленно и ушла в комнату.
 
Казалось, день тянулся бесконечно. Я просто не знала, что мне делать. Папа с Кайлой несколько часов подряд кому-то звонили, что-то обсуждали, улаживали. Бартон то уезжал, то возвращался. В доме была неимоверная суета. И даже Шейла, которая не отходила от меня ни на шаг, была занята чем-то своим.
 
Я пыталась послушать музыку. Не помогло. Читала книгу, но через пять минут отбросила её в сторону от скуки. Я спрашивала у Шейлы, что может и для меня в этом доме найдётся ну хоть какое-нибудь задание.
— Нет, дорогая, от тебя сегодня ничего не требуется. Ты должна отдыхать, — каждый раз слышала я в ответ.
 
И вдруг я решила позвонить Аманде, спросить, как она там и извиниться за то, что на день рождения я не приеду в Кембридж. И как же я удивилась, когда она сбросила мой звонок, а потом после второй попытки из трубки донёсся мелодичный женский голос и сказал, что абонент не доступен.
 
Это не похоже на Аманду. Она никогда не выключала телефон. И тем более не сбрасывала мои звонки. А если и сбрасывала, то всегда присылала сообщение, что она занята или что-то в этом роде. Очень странно.
 
Так я и просидела весь день в комнате, умирая от безделья. Только спустилась вниз обедать. Надеясь, что Шейла проявит доброту, я поникла, увидев на столе салат из брокколи и стакан апельсинового сока. А на ужин мне и вовсе достался лишь кефир.
 
Обычно люди за несколько недель готовятся к своему дню рождения. Мне же было абсолютно всё равно. Для меня что сегодня, что завтра одинаково. Ну подумаешь день рождения. Стану на год старше, а следовательно на год старее.
 
Ко мне в комнату постучали, и в следующее мгновенье вошла Шейла.
— Деми, я хотела попросить тебя промерять своё платье, в котором ты завтра будешь на вечеринке. Посмотрим ещё раз как оно сидит на тебе.
 
Я буквально вскочила с кровати, обрадовавшись, что наконец-то мне нашли какое-то задание.
— Пять секунд, — воскликнула я и, подбежав к шкафу, быстро скинула с себя джинсы и футболку, стянула платье с вешалки и одела. Оно было фиолетового цвета и без рукавов, а всего лишь маленькие лямки.
— Великолепно сидит, — сказала Шейла. — Просто идеально!
— А тебе не кажется, что после твоей диеты оно просто висит на мне? — засмеялась я.
— Нет, не висит, — возмутилась она. — К нему ещё подойдёт красивый гребень в волосы...
— Нет! — прервала я её. — Я хочу, чтобы волосы были распущены и слегка накручены. И я не хочу, чтобы это делал мастер. Сделай ты, хорошо?
 
— Ну ладно, как скажешь. Тогда макияж тебе я тоже сама сделаю.
— Ура! Спасибо! — запищала я и обняла её.
— Завтра я подниму тебя рано, так что сегодня ложись пораньше.
— Ты же знаешь, что я не засну.
— Дем, придётся. Папа с Кайлой завтра рано утром уже уедут в дом. А нам на подготовку нам дали полтора часа. Как только ты будешь готова, мы поедем в дом. Там уже соберутся все гости, и все будут ждать только тебя.
— Ну хорошо. Я постараюсь.
— Вот и славно, Деми. Выглядишь супер. А сейчас давай-ка уже спать. Я через десять минут приду и проверю, — с этими словами она покинула мою комнату.
 
Я словила себя на мысли, что спать совершенно не хочется. Я сидела на кровати и думала о том какой будет наша встреча с Джастином, что мы скажем друг другу и будем ли вместе. Конечно же будем. Я прекрасно понимала, что он не может жить без меня, а я без него. Порознь мы просто существуем.
 
Из приоткрытого окна слегка дул ветерок. Я не спеша подошла и резко вдохнула свежего воздуха в лёгкие, отчего неожиданно закружилась голова. Я сразу же схватилась рукой за стену, чтобы не упасть. И тут мой взгляд упал на кольцо. Я внимательно всматривалась в узор и вдруг пришла к ужасающему выводу.
 
Все эти два года после нарушения клятвы кольцо было на мне. И все эти два года мою голову не покидали разные мрачные мысли. Так вот почему я постоянно плакала, вот почему у меня были разного рода депрессии, я замыкалась в себе.
 
И даже разлука с Джастином, смерть Кимберли, беда, которая произошла со мной в доме Аманды, всё это случилось из-за того, что кольцо было на мне. Кольцо, которое мне больше не предназначалось. Во всём виновата была только я.
 
Всё. Пора заканчивать с этим. Пора избавиться от кольца и от всего, что с ним было связано. Пора сказать папе. Шейла говорила, что поможет мне в этом. А что помогать? Я просто подойду к нему и скажу. Скажу ту правду, которую скрывала на протяжении долгого времени. Правду, которую должна была сказать сразу, чтобы потом не мучаться. Должна была сказать, и не сказала. Побоялась. Потому что слабая. И всегда была слабой.
— Чёрт! — воскликнула я и, сорвав кольцо с пальца, бросила его на пол. Оно с громким звуком закатилось под кровать.
И сразу же стало легче. Намного легче. Как будто с меня сняли огромный груз.
 
Я, немного пошатываясь, поплелась к кровати. Присев, я закрыла глаза и почувствовала, что по щекам катятся тёплые слёзы. Как же я раньше не догадалась, что причиной всех моих бед было это злополучное кольцо. И как жаль, что я поняла это только сейчас.
Но слёзы, всё ещё катившиеся по лицу, уже не были теми горькими слезами, которые я проливала раньше. Это были что ли слёзы счастья.
— Я слышала какой-то грохот, — вдруг услышала я голос и невольно вздрогнула. Рядом присела Шейла. — Деми, ты что, плачешь?
— Да, — в кои-то веки я не стала отнекиваться, что со мной всё в порядке.
— Что произошло, малышка? Я же вижу, что тебя что-то мучает, — заботливо произнесла она и взяла мою руку.
— Уже ничего. Только угрызения совести. А всё из-за кольца. Шейла, ты понимаешь, всё плохое и ужасное, что со мной было в моей жизни, случилось из-за того, что после нарушения клятвы я всё равно носила кольцо? Я не говорила папе правду и поэтому жила с такой тяжестью. А теперь я решила всё сказать ему. Не завтра, конечно, но уже скоро. И не важно, что потом со мной будет. Пусть он посадит меня под домашний арест или ещё что-то. Я не могу так. Не могу больше жить с этим. И не надо мне помогать, Шейла, пожалуйста. Я сама ему всё скажу.
— Я могу сказать только одно, Деметра, — в этот момент я испугалась её удивительно спокойного голоса, но мои страхи оказались напрасными. — Ты молодец. Я рада, что ты решилась на это. И я знаю, что ты не могла сказать этого раньше. Я уверена, Джон поймёт тебя. Скажи ему правду как можно скорее.
— Я скажу завтра, — вдруг выпалила я неожиданно для самой себя. — Вечером, когда праздник закончится, я ему скажу. И кольцо я уже завтра не одену.
— А где оно? — спросила тётя, заметив, что его нет на мне.
— Не важно, — ответила я холодно. — Я избавлюсь от него.
— Может ты отдашь его...
— Нет, — перебила я Шейлу. — Кольцо больше никто не увидит. Никогда.
 
Я сидела, глядя в одну точку и не двигаясь. В воздухе повисла тишина. Я слышала только биение своего сердца. Неторопливые такие, спокойные удары.
— Ложись спать, милая, — нарушила тишину Шейла и улыбнулась. — Тебе надо хорошо отдохнуть. Ведь завтра всё-таки праздник. Твой праздник. И не накручивай себя.
— Да, спасибо, — ответила я тихо. — Я сейчас схожу в душ и лягу.
— Ну тогда не буду мешать. Спокойной ночи, милая.
— Спокойной ночи, — ответила я. Она обняла меня и вышла из комнаты.
 
После душа я забралась в кровать. Заснуть я не могла. Битый час я лежала и глядела в потолок. И, честно говоря, мне было страшно. Я боюсь увидеться с Джастином. Но это был приятный страх. Я знала, что завтра я стопроцентно Джастина не увижу. Но время этой встречи приближалось. И, кажется, меня понемногу начал одолевать сон. Я повернулась набок и закрыла глаза.